Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

Для этого, правда. пришлось все же поработать. Выбранное мамой место позади дома заросло травой чуть не до плеч. Пришлось откопать в сарае тронутую ржавчиной косу, потом долго искать точильный брусок... Да и косил я третий раз в жизни. Однако через час место было готово. Мама сходила в дом, вернувшись в купальнике, темных очках и широкополой шляпке, расстелила на выкошенном месте старое одеяло и улеглась, поставляя солнцу живот. Я быстренько разделся до трусов, ленясь идти в дом за плавками и шлепнулся рядом.

Солнце било прямо в глаза. Я отворачивался, щурился, жмурился, но это не помогало.
- Мам, а зачем тебе и шляпа и очки? Дай мне что-нибудь одно!
- Возми... - разрешила она.
Шляпа удачно улеглась на голову, закрывая надоедливое солнце. Однако просто лежать оказалось скучно. Я немного сдвинул головной убор вверх и покосился на маму. Прямо рядом со мной вздымались два накрытых лифчиком холма грудей. Дальше взгляд скользнул по животу, до самых трусиков, туго натянувшихся на бедрах. Обтянув лобок, они плавно скатывались в междуножие, теряясь между сомкнутых бедер. Взгляд снова вернулся к груди и я представил, как бы сейчас выглядела мама, загорай она, как Женька, без лифчика. Картина предстала передо мной настолько ярко, что член начал подниматься и вскоре трусы у меня откровенно встопорщились. На все мои попытки усилием воли отвлечься и вернуть его в нормальное состояние воображение подкидывало очередную картинку, то с мамой, то с Женькой.

Пока я так боролся с собой, мама надумала перевернуться на живот. Приподнимаясь, она зацепилась взглядом за мой стояк, но ничего не сказала. Хотя, судя по секундной заминке, мысль такая у нее была. Теперь перед моим взором оказалась перечеркнутая завязкой лифчика спина и выпуклая попа, наполовину скрытая трусами. Воображение получило новую пищу для фантазий и я распрощался с мыслью совладать с непокорным членом. Да и к чему это теперь, если мама все равно видела.

- Вов, ты не видел, Женька опять сегодня в непотребном виде загорает?
- Не, ее сегодня совсем нет. А почему в непотребном-то?
- Ну это я так, вообще... - не стала спорить мама. - Пока она у себя на участке - пусть хоть совсем голая. А вот если на общественном пляже в таком виде появится...
- Но у себя-то ей можно?
- Можно.
- А ты, мам? Ты же тоже у себя, а купальник как у монашки?
- А ты бы как хотел? Чтобы я тут с голыми сиськами валялась?
- Ну-у-у... - картина нарисовалась передо мной так ярко, что я не нашел что ответить.
- Можешь не говорить, и так все ясно.
Мама снова перевернулась на спину, кивая при этом на мой пах:
- Тебе и так-то, я гляжу, достаточно.
Теперь уже я не выдержал и повернулся кверху задом, неловко пряча член под собой.

Мы провалялись еще часок, потом мама отправилась готовить обед, а я поднялся к себе, просидев там пока она не позвала меня к столу. Ни Жени, ни Юрки все еще не было видно и я начал за них беспокоиться. В смысле - не уехали ли они. Хоть мы и не пересекались с того памятного вечера, но оставаться вдвоем с мамой посреди пустой деревни было жутковато. Так-то я помнил, что здесь живет еще несколько человек, но поскольку на глаза они не попадались, смело можно было считать что их и не существует. Однако спустившись вниз оказалось, что как минимум одна живая душа таки присутствует - за столом чинно сидел усатый.

Как-то я пропустил момент когда он явился. Зато теперь развалился за столом и разглядывал маму. Судя по тому, что мама, накинув поверх купальника для приличия халат не озаботилась его застегнуть, это входило и в ее планы. Конечно, купальник - это не то умопомрачительное белье, в котором мама навещала Пашку, но все же в доме он не совсем уместен. Мое появление заставило их принять более приличный вид - мама застегнулась, а усатый сделал скучающее лицо и перестал вертеть головой вслед за ней. Заодно я прервал и их беседу. Судя по тому, как в комнате повисло нехорошее молчание, старую тему они продолжать не захотели, а новую сразу придумать не получилось.
- Кстати, Вов, у нас хлеб кончается. - сказала мама, накрывая на стол. - Надо бы в магазин сходить.
- Где это тут магазин? - удивился я.
- Недалеко. - встрял в разговор усатый. - В соседней деревеньке, минут двадцать пешком если не спеша.
- Вот Александр... э-э-э-э... - продолжила мама, но запнулась, не зная отчества.
- Можно просто Александр. - пришел на помощь усатый. - Или дядя Саша.
- Да, так вот Александр как раз туда собирается и предлагает мне с ним сходить.
У меня сразу возникли совсем другие мысли насчет причины, побудившей усатого позвать маму с собой. Вот если бы он просто предложил ей принести заодно хлеба раз все равно в магазин собрался - это я бы понял. А вот хрен тебе! - подумал я, но вслух сказал следующее:
- Чего ты, мам, сама ходить будешь? Давай я с дядей Сашей схожу. Ты только напиши что купить.
Понятно, что это рушило все его планы, но формально ни ему, ни маме возразить было нечего. И отказываться от приглашения поздно.
- Ну хорошо. - чуть скривился Александр - Подходи тогда к нашему дому через час.
С тем он и откланялся. Мы с мамой перекусили, она написала подробный список необходимого, выдала денег и я отправился в путь.

Возле дома усатого уже топтались его жена с подругой. Жена - Светлана, подруга - Валентина - вспомнил я. Не перепутать бы. Едва я подошел, появился и сам хозяин. Выяснилось, что отправляемся мы все четверо. Тут меня немножко кольнула совесть. Может я зря о нем так думал насчет его намерений относительно мамы? Уж при обеих своих тетках он бы не осмелился к ней приставать. Впрочем, кто сказал что если бы мама согласилась он бы взял с собой жену?

Усатый повел нас куда-то в сторону, не туда откуда мы приехали. Через ту часть деревни, где еще оставались местные жители. Оттуда тянулась накатанная грунтовка, через луг к роще.
- Вот сразу за той рощей станет видна цель нашего путешествия. - подсказал усатый.
Мы с ним шли рядом. Тетки, приотстав, плелись сзади, о чем-то тараторя. Усатый рассказывал, как чудесно ему живется на даче, между делом расспрашивая меня о маме и вообще нашей семье. За разговорами дорога незаметно вынырнула из рощи и я увидел покосившиеся дома, ни разу не лучше чем в нашй деревне.
- Дядь Саш, а чего несправедливость такая - у них есть магазин, а у нас нет? Я думал, тут здоровенное село, а оказывается - все как у нас.
- Не знаю... - пожал он плечами. - Тут вроде народу побольше осталось. Но сдается мне, года через три и здесь торговля накроется.

Магазинчик оказался типично деревенским. Хмурая продавщица, лет тридцати, с огромной грудью в розовом лифчике под белой прозрачной блузкой, помятым то ли спросонья, то ли с похмелья лицом и толстыми бедрами под экстремально короткой джинсовой юбкой принесла мне все требуемое, отсчитала сдачу и занялась Александром. Я отошел в сторонку, удивляясь тому, что работницу торговли совершенно не беспокоят ни открывающиеся нам всем между ее ног красные трусы когда она приседает над коробкой с консервами, ни норовящие вывалится из лифчика сиськи. Вот, отвернувшись, она наклонилась над нижней полкой, продемонстрировав нам обтянутый трусами зад и немного промежности. Мне аж самому неудобно стало, хотя член в штанах заметно напрягся.

Набрав все что нужно мы двинулись обратно.
- Как тебе, Вов, продавщица? - спросил усатый, когда мы вошли в рощу.
- Охренеть. - признался я. - Дядь Саш, а почему она в таком виде?
- Нормальный вид, Вов, о чем ты? - сделал он удивленное лицо.
- Ага, нормальный. Трусы наружу, сиськи на прилавок... Может, там в магазине и бордель по совместительству?
- Ну... скорее всего, она-то думает что выглядит красиво и сексуально. И потом, это ж маленькая деревня. Народу мало осталось, все свои, все и так сто лет друг про друга знают. Чего там скрывать-то? Вот ты, Вов, не стесняешься ведь дома в трусах ходить перед матерью?
- А чего стесняться? Это ж мама, она меня с рождения всякого видела.
- Вот и я о том же. А, например, натуристы, они вообще голыми ходят друг перед другом. И ничего.
- Это вы про нудистов? - переспросил я.
- Нет, Вов, нудисты и натуристы - это немножко разное. Вкратце - нудисты голые, потому что им так удобно. А натуристы - у них на этот счет целая философия про образ жизни. Сейчас долго рассказывать, но если хочешь, я тебе как-нибудь изложу основы.
- А вы, дядь Саш, откуда это все знаете? Или вы...
- Ага. - рассмеялся он - Точно. Я тоже из этих. Не ожидал?
- А как же. . - я обернулся назад, где шли его жена с подругой.
- И они. Мы все натуристы. А как иначе в семье может быть?
Не может быть! - думал я - С виду люди как люди. Взрослые уже, под сороковник. Серьезные. И голыми бегают? Не, не может быть! Видимо на моем лице отразилось такое недоверие, что он рассмеялся еще громче.
- Отчего такое веселье? - догнали нас женщины.
- Да вот признался Вовке что мы натуристы, но по глазам вижу - не верит.
- Так и есть. - улыбнувшись, подтвердила его жена.
Ее подружка стояла рядом и тоже посмеивалась. Наверное, вид у меня был и в самом деле недоверчиво-озадаченный.
- Не, не верит... Может, разденемся? - предложил усатый. - Чтобы сразу, так сказать, одним махом...
- Легко! - женщины отошли на обочину, сбрасывая одежду.
Я стоял и смотрел как три человека раздеваются передо мной, не доверяя своим глазам. Дольше всех провозился Александр. Оно и понятно - на мужчине летом одежды больше.
- Ну как? - качнув грудью подошла ко мне его жена. Ее грудь, полностью загорелая, размера, наверное, четвертого, с аккуратными шариками сосков, привлекала мое внимание даже больше чем покрытый светлыми волосками лобок.
- Теперь-то, наверное, поверил. Да, Вов? - хихикнула подружка. Ее грудь была поменьше, как и она сама, зато лобок чисто выбрит и под ним виднелась верхушка сомкнутых губок.
- Ну хватит вам парня в краску вгонять. - подошел к нам и Александр. - Кстати, Вов, раздевайся-ка и ты тоже. Из собственного опыта скажу - сразу лучше будешь себя чувствовать среди нас, голых.
- Точно! - потащили меня тетки на обочину. - Давай, Вовка, не бойся!

Продолжение следует...