Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Лера-Лерочка-11. Друг детства. Часть 3

Лера, кое-как обхватила его ствол, и начала водить нежной залупой по промежности, от ануса, до верхнего свода половых губ, не забывая про свою маленькую, розовую пуговичку. Неописуемое возбуждение охватило всё её тело, она немного постанывала как в те времена юности, но думала о своём. Может он кончит досрочно, и я останусь нетронутой. Два чувства продолжали бороться в ней. Это сохранить верность мужу, и получить удовольствие. И кажется, второе стало перебарывать, когда ещё представится возможность попробовать такой елдонатор, да и от Ромки не убудет. Лера интенсивнее принялась водить членом по своей пилотке. Половые губки росли как на дрожжах, вход во влагалище раскрылся и она потекла.
Живительная влага размазывалась по всей промежности. Раздутая шишка дембеля, получившая обильную смазку, двигалась с причмокиванием, проваливаясь на половину в углубление малых губ и снова выскакивая обратно. Одурманенная запахом молодой конопли, разгорячённая Лерочка увеличивала темп и амплитуду движений. Ей казалось, что вот-вот наступит разрядка. Но Фёдор её опередил. Пухлые и ласковые губки её вульвочки нежно лизали головку шишкаря солдата. А с увеличением темпа он не мог больше терпеть. И вогнал свою шпалу, в момент, когда его наболдажник оказался в углублении срамных губ. Влажная рука Леры легко соскользнула со ствола, и он без труда, но со специфическим хрустом провалился в лоно девушки на всю длину, ограничиваясь толщиной ладоши, которая осталась лежать на лобке.
Фёдор сделал несколько движений, при этом она почувствовала, как его поршень плотно скользит по стенкам влагалища, распирая его до предела, и шоркая матку. От такого наслаждения Лера уже начала впадать в наркотический транс, как вдруг тяжёлая струя, словно расплавленный свинец брызнула в тыльную стенку вагинального мешка, и затем мощным потоком начала его заполнять.
Она вздрогнула, и машинально вновь схватила за ствол, пытаясь выдернуть его наружу, когда Федька приподнял свой зад. Но тугое кольцо из остатков девичьей плевы, плотно охватывало стержень и ни в какую не отпускало раздутую от оргазма головку. Лера сделала рывок и от неожиданной боли в промежности, пальцы механически разжались, и рука выскользнула из под живота. Член оказался зажатый как в клещах. Но друг детства его и не собирался вытаскивать. Воспользовавшись ситуацией, он вогнал его по самые помидоры и замер. Лера безуспешно попыталась протолкнуть руку между зажатых тел, но почувствовав в себе шишак, около пупка, оставила эту затею.
- Ты зачем в меня кончил, что не мог вытащить. С упрёком спросила она.
- Я не мог удержаться, тем более с такой красавицей как ты, да и боялся вытащить, вдруг больше не вставлю. А ой как хочется ещё. Оправдывался Федька.
- Тебе хочется, а мне потом рожай.
- Так рожай, я не отказываюсь.
- От тебя, да и ещё от пьяного - никогда. Ты знаешь, мы с мужем решили завести ребёнка, но что-то не получается, хотя проверялись - оба здоровы. Врачи сказали, что это дело случая, и я в любой момент могу залететь. Но я никогда не буду рожать от другого мужчины, только от мужа.
- Но если его любишь, так зачем со мной пошла, и лежишь тут, растелилась от удовольствия.
- А ты меня спрашивал? Сам затащил сюда и насильно трахнул.
- Да уж, насильно, а кто мой стержень о свою шмоньку шоркал. Я даже в темноте видел твои довольные глаза. Разве, что не пищала от удовольствия вслух. Хотя нет, попискивала, то есть постанывала.
Да отстань ты дурак, я по тебе соскучилась как по брату, а ты немедля сношать потащил.
-Не сношать, а ебать, сношают жён. А я сразу понял, ты и не откажешь. Практически любая баба, которая наслаждалась настоящим хуем и через сто лет ему не откажет ради своего удовольствия.
- Да я, я просто тебя пожалела, что голодный после Армии, да и ты всё равно это сделал бы, независимо от моего желания.
- Конечно сделал бы, ты же ненасытная сука, ещё в детстве меня развращала, да что меня в детстве, ты уже в восьмом классе ублажала почти весь год одного Армейца из соседней деревни. Тоже, небось жалко было, а кого ты ещё жалела, кроме своего мужа.
- Тебе какое дело, и вообще в восьмом классе я ни с кем не трахалась, так с ним пару раз поцеловались. А что мне было делать, ты же был как телёнок.
- А вот теперь этот телёнок, превратился в быка, который будет жарить тебя до утра.
- Прекращай и давай слезь с меня, пока твой кочан немного расслабился. Ей порядком стали надоедать его разборки и постоянные вульгарные высказывании в её адрес.
- Что неужели расхотела. Спросил он.
- Да расхотела! Строго ответила она.
- А это мы сейчас посмотрим. Сказал с ухмылкой Фёдор и начал медленно двигать свой агрегат.
Не полностью восстановившийся как по величине, так и по твёрдости после оргазма и пропитанный вагинальным соком и спермой член нежно скользил по влагалищу, доставляя неимоверные удовольствия обоим партнёрам. Лера закрыла глаза, скоро забыв про унижения, и совсем забыла про мужа. Она витала в облаках, где-то на седьмом небе. Даже в темноте по её физиономии было видно - девочка тащится. Ей было так приятно там внутри, как никогда и ни с кем. Лера боялась пошевелиться, подумав, что это сон, и она может проснуться.
Заметив милое и блаженное, почти как в детстве лицо своей Лерочки, Фёдор начал постепенно увеличивать темп. Она не выдержала и медленно, с нарастающей амплитудой, задвигала своим тазом навстречу грозному ёбарю. Его член стал твердеть, головка наливаться кровью, и как поршневой насос начала выгонять содержимое влагалища. Лера почувствовала густой поток жидкости на своём анусе, и вытащила Армейский китель из под попы, боясь оставить следы преступления. Теперь её ничего не пугало, и она начала в полный рост подмахивать Федяю, безсомненно надеясь получить свой оргазм.
Хлопая каждый раз по попке, аккуратные яйчики не меньше заводили, чем давление на клитор. Но особое наслаждение все-таки доставляла головка елды, Она как вакуумный насос вытягивала матку во влагалище, а при выходе из него охватывалась внутренней кромкой малых губ, и тащила весь вагинальный мешок наружу. Проходя в обратном направлении - нащупывала точку-G и нежно её стимулировала.
Новые чувства не заставили долго ждать замужнюю леди. Она как львица издала крик, когда получила первый разряд, после которого началась целая серия продолжительных оргазмов.
Фёдор тоже взорвался, когда она своими ногтями впилась в его ягодицы. Его член заметно ослаб но по прежнему находился во чреве. Уставший и обессиливший солдат лежал мёртвым грузом, а Лера продолжала снизу его трахать, пытаясь продолжить серию оргазмов. Наконец ей удалось его разбудить, и они снова понеслись в своей упряжке. Леры хватило ещё на два акта. И когда она в очередной раз завела своего жеребца, желание её киски стало угасать. Смазка перестала выделяться. Сухое влагалище горело огнем от повышенного трения, сильно заныл низ живота. Ей хотелось, чтобы кто-то её пожалел, и она вновь вспомнила своего мужа. "О боже, как мне всё это надоело, как я хочу домой" - думала Лера.
Получив второе дыхание, Федяй продолжал насиловать почти бездыханное тело. Он уже полчаса не мог кончить. Его спутница больше не подмахивала и не впивалась ногтями. Разозлившись он стал совершать глубокие и резкие толчки. При которых яйца чуть ли не впрыгивали во влагалище. Его длинный член при каждом движении ударял в матку, а та в свою очередь как груша билась о пустой желудок.
Вот это пиздень думал Фёдор, попа 44 размера, и все мои двадцать сантимов как в бездну, а поначалу строила из себя целочку. Даже у жены старшего прапорщика, которую дрючил ежедневно весь взвод и то меньше.
Лера уже не могла контролировать мышцы влагалища, оно опухло и развалилось как рваный сапог. Да она не могла уже контролировать и себя и лежала с широко раздвинутыми ногами как резиновая кукла. Она даже не пошевелилась, когда он кончил в последний раз и слез с неё.
Выдернув китель и штаны из под не подвижной подруги, Фёдор молча оделся и собрался уходить. Затраханная по уши Лера разрыдалась до истерического состояния. Ей не хотелось жить. Фёдор вернулся и стал успокаивать девушку. Он снял тельняшку, тщательно обтёр ею свою жертву, надел ей трусы, поправил юбчонку и на руках потащил ближе к дому. Они расстались у ворот, не простившись друг с другом. Так он ей отомстил за измену, а она его вычеркнула не только из списка друзей, но и навсегда из своей жизни.
О их связи Роман случайно догадается через много лет, когда подпитая Лера увлекшись беседой с подругой, рассказывала как встретилась с ним на вокзале, и как гордо отшила его, когда он уговаривал её сбежать от мужа, вспоминая ту бурную послеармейскую ночь. До Романа сразу дошло, что они к тому времени были женаты, но Лера как обычно выкрутилась, мол он ошибся и связь была мимолётная ещё перед Армией. Она его, конечно не убедила, но он не стал больше поднимать вопрос, потому, что Лера его полностью устраивала как жена и мать его детей. Конечно, она снизила планку своего уважения, но повысила сексуальное влечение мужа.