Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

Про "без ничего" первые любительницы домашних сенсаций явно погорячились: раздеться было сказано только "до нижней одежды". Наташа осталась в своих трусиках в цветочек, а Лика из седьмого и Женя из девятого были ещё и в белых ситцевых лифчиках. Начались какие-то непонятные весёлые приседания, наклоны и замеры. Медсестра Тайечка по очереди подводила девочек к большой стойке со шкалой роста, стоявшей у окна, сообщала показания планки сидящему за столом Георгий Далиевичу, обнимала растущие показатели ленточкой сантиметра и отпускала к доктору.
Перед столом Георгий Далиевич внимательно осматривал каждую девочку, стучал маленьким резиновым молоточком по смешно подпрыгивающим коленкам и в довершение всего, серьёзно нахмурившись, произносил "Приспускай!" , указывая глазами на трусы. Наташа с интересом смотрела на мохнатые лобки своих смущающихся старших подружек, пока саму её Тайечка опоясывала оранжевым сантиметром. У Лики тёмно-русые волоски кучерявились аккуратным треугольничком под животом и оставляли ещё почти не прикрытыми девственный убегающий вниз разрез, а у Жени вся писька была покрыта будто пушистым чёрным облаком - волосинки выбивались у неё даже из-под надетых трусов.
Наташе понравилось ощущение прохладной пластмассовой линейки, приложеной Тайечкой к её розовым чуть выпирающим сосочкам, она улыбнулась и перед Георгий Далиевичем потом стягивала трусики без тени всякого смущения. Доктор потрогал её почти совсем неопушённые губки, средним пальцем подтолкнул под разрез письки и с минуту мял и растягивал Наташин живот. Вся процедура осмотра заняла не более десяти минут, и скоро Наташа уже прыгала в "классики" на дорожке у порога их дома. Напомнил о себе медосмотр нечаянно ночью...
Наташа лежала в ставшей до невыносимого жаркой постели посреди давно мирно уснувшей спальной и отчаянно мастурбировала на пальцы доктора Гергий Далиевича оттопыривающие по очереди тесно сжатые губки её письки. Ощущения приходили самые волшебные, за исключением стойкого разочарования от быстротечности и неповторимости в ближайшее время медосмотра. Всё время придумывались какие-то невероятные продолжения, но Наташа с трудом могла представить себе возможность хоть какой-нибудь реализации своих будоражащих письку и душу грёз. Возможно поэтому на следующий день у Наташи впервые вместо первого урока "заболел живот".
- Здравствуйте, у меня живот болит! - Наташа совершенно была незнакома с правилами поведения рвущегося на бюллетень воспитаника и даже не состроила мало-мальски опечаленно-бледнеющего образа на своём личике; единственно на что её хватило, это на то, чтобы перестать улыбаться по заведённой детдомовской привычке.
- Правда? - медсестричка Тайечка реагировала на каждое подобное заявление со свойственной ей душевной ранимостью, не взирая на лица.
- Правда... - не отрываясь от записей за столом и не поднимая глаз, ответил за Наташу Георгий Далиевич. - Готовьте самую большую клизму, Тайечка! Или может всё-таки на уроки?
Он поднял вопросительный взгляд на Наташу. Обычно магическое упоминание о самой большой клизме исцеляло мгновенно добрую половину пошедших неверной тропой уклонения от знаний воспитанников. Но тут ожидаемого эффекта не состоялось.
- Сами вы, Георгий Далиевич, большая клизма! У меня честно живот болит, а какала я уже сто раз без всяких ваших клизм! - Наташа от отчаяния внезапной любви к этому старому доброму доктору обиженно смотрела прямо в его веселящиеся на солнце очки, потом опустила глаза и добавила тихо: - Правда...
- Да? - Георгий Далиевич несколько озадаченно снял очки и повертел их в руках, в упор глядя на взволнованную Наташу. - Ну, тогда... раздевайся и на кушетку... Тайечка, термометр и потрогайте ей животик осторожно! Я буду через пару минут и осмотрю. У меня звонок срочный в горбольницу с утра висит, я быстро...
Он сбросил белый халат на вешалку и торопливо скрылся за дверью, причём, минуя Наташу, машинально приобнял её, загораживающую проход, за плечики, отчего Наташе стало немного весело и хорошо.
Тайечка сняла с Наташи её школьную форму и уложила Наташу на застеленную простынёй небольшую кушетку у стены кабинета. Нежные пальчики медсестры коснулись мягкого Наташиного животика.
- Где болит, Наташенька? Сильно?
- Нет... - Наташа совершенно не в силах была врать в широко распахнутые голубые глаза Тайечки: одно дело было убеждать в наспех придуманной болезни доброго, но твердо-каменного доктора и совсем другое - окончательно расстраивать это полуэфирное существо. - Тайечка, у меня совсем ничего не болит! Не бойся, пожалуйста...
- А как же? . . - Тайечка растерянно заморгала глазами, опустив обе ладошки на "выздоровевший" Наташин животик.
- Он не болит - он изводится весь! Я сама не знаю почему... Положи мне пальчик сюда!
Наташа взяла одну ладошку Тайечки и сунула её пальчик к себе между ножек, прижав его к мягкой ткани трусиков. "Это всё из-за медосмотра вчерашнего! . . Только ты не говори Георгий Далиевичу, ладно? . . Пожалуйста..." , горячо зашептала Наташа. "Ну, хорошо..." , Тайечка, ничего почти не понимая, трогала пальчиком тёплую ложбинку письки Наташи и отдёрнула руку, когда в дверях показался доктор.
- Так. И что тут у нас? - Георгий Далиевич присел вместо вспорхнувшей с кушетки Тайечки рядом с Наташей. - Здесь болит? Здесь? Здесь? Здесь?
Наташа прикрыла глаза, наслаждаясь теплом больших сильных рук сжимающих её животик и через силу произнесла чуть слышно: "Ага... Очень...". Пожилой хирург с пожизненным стажем внимательно посмотрел на неприлично юную пациентку закатывающую глаза под его руками и нахмурился:
- Прелесть моя, а вот здесь? - одна ладонь его прилегла на Наташины трусики и основанием мягко надавила вниз.
- Здесь особенно! . . - Наташа широко распахнула глаза. - Очень-очень! . . Я всю ночь не могла даже заснуть! . .
- Хм! Очень интересное, редкое и малоисследованное наукой заболевание! - Георгий Далиевич ущипнул Наташу обеими руками за бёдра. - А ну, снимай-ка, крошка, немедленно трусишки - посмотрим, как можно тебя полечить!
Наташа с готовностью сдёрнула трусики и осталась совсем голой.
- Коленки к груди! Держи руками и не отпускай. Крепче. Вот, так...
Наташа сильно прижала обе ножки к своим маленьким возбуждённым соскам. Её пухлая писька персиком выпятилась перед доктором. Георгий Далиевич взял в щепотку вздутые голые губки, сжал и осторожно пошевелил рукой. Наташа затаила дыхание от полноты хлынувших из-под низа животика чувств. Между стиснутых губок вверху высунулся её скользкий розовый клиторок. "Тайечка, найдите карточку ребёнка и заполните, пожалуйста! Как твоя фамилия, пионер?" , Георгий Далиевич продолжал теребить зажатые створки её небольшой письки, и у Наташи с трудом нашлись силы на ответ ему. "Наташа... Большова..." , почти со стоном произнесла она, начиная пошевеливать попкой, будто от лёгкого неудобства. "И давно ты мастурбируешь, Наташа Большова?" , доктор отпустил чуть зарозовевшие внешние губки и скользнул средним пальцем по влажному разрезу.
"Со вчерашнего вечера..." , Наташа искренне не поняла сложного медицинского термина. "Понятно! А как давно ты умеешь щекотать себе пальчиками вот здесь?" , палец доктора живописно обрисовывал где именно. "Только с прошлого лета! . ." , вздохнула Наташа, твёрдый большой палец доктора ей откровенно нравился, "Мне Коля Смирнов показал, а до этого никто не показывал, вот я и не умела...". "Отлично!" , оправдательный тон Наташи почему-то вызвал улыбку под орлиным носом Георгий Далиевича, "Тайечка, сверьте возраст по году рождения и запишите в примерные сроки начала самоудовлетворения". Наташа внезапно охнула и заёрзала попкой сильней на сминаемой простыне кушетки.
Средний палец детского доктора поджимал её горячую пещерку, а большой быстро скользил подушечкой по надутому клитору. Георгий Далиевич успел лишь обратить свой вопросительно взирающий взгляд на неё, а Наташа уже сильно содрогалась в коленках, кончая на его ловких горячих пальчиках. Оргазм приподымал попку зажмурившей глаза от радости Наташи и пытался насадить маленькую пещерку влагалища на средний палец доктора, но тот крепко держался за самый край маленькой письки и скакал вместе с ней не проваливаясь в глубину с ловкостью джигита-наездника. "О-о-й... спасибо..." , Наташа расслабленно отпустила ножки и улыбнулась доктору.
- Это и есть, я так понимаю, вся наша болезнь, да? Уже не болит? Нигде? - Гергий Далиевич ещё раз мягко ущипнул Наташу за попку.
Она засмеялась и честно согласилась: "Ни капельки!".