Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Лучший роман моей жизни

История, нет, назвать это просто историей не позволяет сам факт ее существования, полной реальности и были всего произошедшего. Может быть, уважаемый читатель и не услышал ее никогда, если бы не этот холодный октябрьский вечер, в который мне захотелось вновь пережить лето девяносто восьмого года.
Все произошло в августе. Я поехал один на море, в Болгарию, не сумев собрать никого из друзей и знакомых, и бросился вперед за новыми впечатлениями и долгожданным отдыхом, о котором мечтает каждый молодой студент (тогда только третьего курса).
Так как я ехал один, а номер (надо сказать место гостиница находилась в ММЦ, (кто был, - знает, это юг Болгарии около Китена и Приморско) был двухместный, я оказался «подселенцем». Соседом оказался Владимир, здоровяк и вообще веселый парнишка из Иркутска. Мы быстро сговорились и решили отправиться на поиски новых впечатлений.
Все началось с того, что на следующее утро мы пошли узнать, как поживают другие отдыхающие из его группы. Мы долго шли по пляжу, планируя вечер. Где-то около одной из будок спасателей загорали его знакомые. Он говорил с ними, я же стоял у кромки воды, поддавшись стеснению и вообще мне было скучно. Сначала мне показалось, что все женщины были уже замужем, - вокруг бегали дети, что заставляло меня думать все напряженнее, о том, что мы только теряем время. Вовка позвал меня и представил своим. Среди них мне понравилась Ксения. Я сразу понял, что именно она предел моих мечтаний. Именно она, девушка в темно-синем бикини, и веснушками на плечах и переносице. Когда я рассказываю друзьям о ней, хватает одной фразы, - женщина с душой ангела и телом фотомодели. Пусть каждый представляет себе свой тип женщины, и он точно не ошибется, это будет она.
Ксения жила в номере вместе с какой-то женщиной из налоговой, которая пыталась приударить за Вовкой. Но без тени успеха, так как его кто-то ждал дома. Ему было о ком помечтать в те ночи, когда он особенно сильно страдал от обгара, не желая пользоваться кремом.
Итак, в тот вечер нас было четверо: Ксения, я, и наши соседи по номерам.
На вечер было запланировано пойти на конкурс красоты в Приморско (соседняя деревушка-поселок-городок).
Я всячески пытался произвести впечатление на Ксению. Просто быть веселым парнем. На море, по известным причинам, все ухаживания смотрится более чем естественно (букеты цветов, красивые коктейли, сувениры «на память» ,- людские сердца оттаивают и сливаются воедино, хотя бы на те немногие дни или недели курортной жизни). Вечер проходил дальше весело, и после дискотеки, предварительно отправив Владимира с Ксениной соседкой домой, мы пошли пешком через пляж. Дойдя по берегу до лодочной станции около нашего отеля, решил искупаться, так как у меня не было другого повода задержаться вместе с ней. Мы были немного под действием выпитого, но остатки тормозов и оков, окружающих городского жителя еще были где-то рядом. Вода была прохладной, я страшно продрог и сидел в мокрых плавках возле Ксении и смотрел на звезды, размышляя над первым поцелуем, носившимся вокруг. Это был переломный момент, мое сердце учащенно забилось, я забыл про холод. Оставалось только протянуть руку и обнять ее. Я чувствовал это. Она тоже не проявляла желания вернуться в номер. Мы замолчали. Никто особо не поддерживал разговор.
Тут я обнял ее, пробормотав что-то о холоде, она ответила про свои «мурашки на ногах». Я потянулся к ней и поцеловал ее в почти сомкнутые губы. Она ответила. Я обнял ее за плечи и притянул к себе ближе. Мы продолжали целоваться. Мои руки начали блуждать по ее ногам, животу, шее. Я забыл обо всем. Она уже достаточно страстно отвечала мне и начала постанывать. Это были совсем забытые звуки, так как до этого момента прошли долгие три года, за которые по странному стечению обстоятельств у меня не было женщины. Я опустился на колени и стал целовать ее ноги, двигаясь вверх. Они были немного в песке, но я заметил это только позже, когда мы шли, взявшись за руки, по пустой улочке мимо громадных клумб и скамеек возле фонарей. Мы сели на одну почти напротив входа в гостиницу. Я стал что-то рассказывать, но она не дала мне продолжать и притянула мои губы к своим. Я нисколько не смутился и был тоже не против и, приняв все это без объяснения причин, отдался этому, потом я начал целовать ее в шею приблизился языком к ее уху. Я засунул ей в ухо кончик языка и стал нежно водить им внутри. Ксения громко застонала и тихонько потянулась к своим шортам, она запустила руку между ног и стала немного двигать ей. Заметив это, я стал сначала делать тоже самое, но потом, осмелев, потихоньку пробрался в ее шорты и сдвинув в сторону ткань трусиков ее купальника, ощутил тепло ее органа. Она настолько мокрой, насколько это возможно и может быть. Я ласкал ее. Она кончала. Ее стоны могли привлечь внимание, но это уже было прошлое, нереальное. Про себя я совершенно забыл и хотел только одного, - ублажать ее, мою красавицу, женщину моей жизни, богиню. Моя голова была потеряна, я знал это и трепетал в душе, не задумываясь о том, что все это может когда-либо кончиться, впереди была еще целая неделя четверга, дня ее отъезда. Но это было неопределенное будущее, и мы наслаждались каждым часом, секундой, поцелуем. Мы практически ничего не говорили, только сидели обнявшись. Становилось действительно прохладно. Я проводил ее до номера. Мы снова страстно поцеловались. Я шел к себе, чувствуя все поцелуи сразу, ее влагу на своем лице, руках. Придя в номер, я рухнул, отметив про себя, что мой сосед, к счастью, не храпит и не запирает входную дверь.

Утро второго дня.
Нас встретили и отвезли к причалу. Я видел их взгляды. Они думали, что все понимают. Что у нас все замечательно. Мне завидовали. Ее хотели. Прогула была неплохой, за исключением того, что был почти полный штиль. Мы вернулись вместе с заходом солнца. Посидев в кафе за вином и мороженым, поехали в номер. Меня одолевали сомнения. Все было опять по-прежнему. Как в предыдущие дни. Вот она как будто бы сейчас сидит перед о мной на кровати и красится. На ней оранжевая юбка и блузка. Ее цвет я смутно помню. Мы собираемся в ресторан. Я уже говорил, что знал те места. Ближе к половине одиннадцатого мы выходим. Ресторан оказался открыт, но посетителей уже не было. Мне начинало везти. Я немного говорю на болгарском, поэтому на радушно приняли. Ресторан был замечательной террасой на склоне горы, увитой виноградом и обсаженной цветами. Мы сидели в полной тишине. Одни. Никто нас не беспокоил. Как и вчера ночью светила луна.
Дорога к гостинице. Мы поднимаемся на старом лифте. Достаю ключ и первым быстрыми шагами иду к двери номера. Не знаю как это у меня получилось, но я с размаху вставил ключ в замочную скважину в почти кромешной темноте коридора. Возможно знак. Я до сих пор не все понимаю.
Она ложится первой. Я иду мыться и, выйдя из душа, залезаю к ней по одеяло. Она отодвигается, но я продолжаю лежать.
Лежим. Я иногда двигаю под одеялом ногами. Не спим. Она спрашивает о чем я улыбаюсь. И тут я начинаю говорить. Любят ли женщины ушами, в ухо или просто ни за что. Но моя история о трех годах моего воздержания, несчастной любви первого и второго курса, в конце концов, ее отказ и многое другое, повлияли на нее. Я замолк. Прошло несколько минут.
Она протянула руку и взяла меня за плечо. Я попытался отстраниться, но остался лежать на своем месте. Она сказала, «ладно, я все поняла», и положила мою руку себе на грудь. Тут я наверное просто обезумел. Стянув одеяло, я стал ласкать ее, изучая ее тело вновь и вновь. Покрывая поцелуями ее всю. Сначала она немного стеснялась моего языка между ног, но потом расслабилась и отдалась этому. Я достал презервативы. Надо сказать, делал я все не слишком умело, но не замечал уже ничего. Она помогла мне войти в нее. Это было неописуемо. Можно сказать, я терял девственность во второй раз, возможно в первый, но это уже не так важно. До сих пор не могу в это поверить, но я любил ее больше часа, но так и не кончил. Упав возле нее в изнеможении, я почувствовал ее руки н моей спине. Затем она коснулась меня своей грудью. Я опять оживал. Положив ее на живот, я стал делать ей массаж будучи не в силах уже удерживаться на одном члене. Я взял крем «Нивеа» после загара. Я не забуду никогда этот аромат. Для меня это запах любви. Тогда я отдавал всего себя лаская ее. Она нежилась в моих руках. Я чувствовал ее как никогда, как никакую женщину до или после нее. Ночь сменялась утром. Мы уснули обнявшись.

Утро пятого дня.