Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Мы с сестрёнкой. Часть 2

Очень редко встречаются так быстро заводящиеся и страстные женщины, взрослые я имею в виду. А тут девятилетняя Ксюша испытывала оргазм раз за разом и в конце-концов потеряла сознание, разметав длинные волосы по всей подушке и наконец-то расслабившись.
Ух. Я облизнулся, наслаждаясь вкусом. Давно со мной такого не было. Мне даже захотелось отправиться в туалет и заняться рукоблудием, как мальчишке, но я эту мысль удавил - нефиг.
Глянул на часы - ничего себе, сорок минут развлекались, как бы с малой чего нехорошего не случилось.
Я приблизил лицо к расслабленному рту Ксюхи. Дышит ровно и умиротворённо, спит. Ну и хорошо, пойду ка я слопаю чего-нить, а то с этими упражнениями ни поесть ни попить не успел.
Ксюха вплыла в кухню, как королева. Никогда её в таком состоянии не видал, она обычно везде влетала, врывалась и наводила своим появлением шуму больше, чем взвод солдат. А тут плавные движения, лёгкая улыбка.
- Владя, я тебя люблю, - она подошла и прижалась, дыша мне в пупок.
Я погладил мягкий пушок волос на голове, спутанных после нашего безумства. Глажу и ощущаю, что до ужаса её хочу, просто аж мысли рубит. Эх зря я в туалет не сходил.
- Братик, а скажи мне, - её глаза светились, - а вы, ну, мужчины, у вас так же?
Я чуть не застонал сам от такого вопроса и все барьеры начали рушиться.
- Нет, но нам тоже приятно, пусть по-другому.
Она прищурилась, склонив голову, закусила губу остреньким клычком. А потом взяла меня за руку и молча потащила обратно в спальню. Думаете я сопротивлялся, нет уж.
- Что мне делать, - спросила она, когда мы уселись на кровать друг перед другом.
- Ксюш, может не надо, - неуверенно произнёс я. - До этого просто невинные шалости были, но с мужчиной так не пройдёт.
- Нет, - упрямо махнула гривой она, - хочу сделать тебе так же хорошо.
- Хорошо, снимай.
- Что? - Не поняла она, но потом дошло.
От футболки я давно избавился, теперь настала очередь шортов, под которыми кроме меня ничего и не было. Я встал перед кроватью, вплотную к сидящей на матрасе Ксюше. Она протянула руки и начала стягивать с меня последнюю преграду. Чтобы член не запутался я просунул руку под резинку и поправил его, затем шорты упали вниз и сдвинув ладонь вбок я предстал перед сестрёнкой во всей красе.
Ничего сверхъестественного. Сантиметров пятнадцать, средней толщины, но ведь тут не размер важен. Думаете все женщины только и мечтают, чтобы им всё порвали толстенным хуем, а потом по больницам бегать полгода? Как бы не так. Вот умение не кончать подолгу они реально ценят. А размер... это на любительниц.
Но для маленькой девочки моё достоинство наверняка показалось гигантским. Конечно, на экране малюсенького устройства всё совсем по-другому выглядит.
Она во все глаза уставилась на меня, казалось, позабыв о причине своего передо мной появления. Потом произнесла.
- Подсказывай мне, ладно? - Она несмело дотронулась ладошкой до члена, смотря мне прямо в глаза, а я буквально утонул в их синеве.
- Чуть сожми его, оттяни кожицу, да так, - начал я объяснения, - теперь води вперёд-назад, не разжимай руку, но не сильно дави. Молодец.
Она как прилежная ученица делала всё как надо. Чудо, но я пока сдерживался. И тут она открыла рот и головка оказалась внутри.
Я сразу же вывернулся. Понятно, что Ксюха по незнанию задела чувствительную часть зубками. Картинки в интернете - это же не по-настоящему, так не научишься.
Я терпеливо объяснил сестричке ошибку, после чего та как могла широко открыла рот и головка проскользнула внутрь вместе с половиной ствола.
Само понимание того, где мой орган сейчас находится вогнало меня в водоворот переживаний, испытываемых разве что когда лишаешься девственности со своей первой, более опытной партнёршей. Я кайфовал, а Ксюха, умница моя, она очень медленно, вдыхая мой запах носом, водила губками по члену, положив руку на основание ствола и лаская яички левой ладошкой. Делал она это неописуемо мягко, как будто читая мои мысли - идеально просто.
Я начал рассказывать как делать минет правильно, как облизывать ствол и сжимать колечко губ, хотя последнее не было уж сильно нужно - они и так растянулись не рассчитанные на такой размер.
Она всё повторяла, абсолютно всё, что я ей говорил и делала это с такой любовью, что даже от жены подобного я никогда не мог добиться. Хотя моя Вика тоже очень любит меня и старается мне доставить радость. Но каждому взрослому партнёру мешает что-то - мысль, инстинктивный запет, да что угодно быть искренним и отдаваться кому-то не думая вообще ни о чём, кроме любви.
Ксюша же завелась не на шутку. Она сосала мой член, старательно заглатывая его до самой гортани, после того, как я сказал, что так приятнее всего. Она старалась даже протолкнуть головку в горлышко, как когда-то резиновую кишку зонда, ей тогда желудок обследовали. Но в больнице она плакала и вырывалась, сейчас же самозабвенно, не обращая внимания на неприятные ощущения насаживалась на меня. Слюна стекала по стволу, капая на ноги, маленькие горячие ладошки держались за меня, как за спасательный круг, губки покраснели, но она не сдавалась, вся отдавшись процессу.
Конечно же я долго не выдержал. Даже говорить ей не стал ничего, только притянул её голову к себе, не давая инстинктивно вырваться, прижал как можно крепче, чувствуя, как головка расширяет горло малолетней сестры, и замер, начав спускать сперму прямо в полурастянутое горло Ксюши.
Раз, головка сократилась, я застонал, дёрнувшись; два, и первая струя ударила в пищевод, закупорвая его вместе с дыхательным проходом, одновременно служа отличной смазкой; три, четыре, как ожидалось Ксюха дернулась, но я только прижал крепче, да так, что головка на моменте сжатия таки проскользнула глубже, расширив шею девочки и продолжила стрелять прямо той в желудок.
Я никогда так не кончал. Сестра же не вырывалась, что удивительно. После первого, естественного порыва отпрянуть, она дала мне сделать с собой что требовалось, утробно кашляя, но с самозабвенным упорством борясь с собой и прижимаясь ко мне всем телом. Она даже обхватила меня за спину.
Но спермы было так много, что она пошла горлом, попала в дыхательные пути и Ксюха зашлась кашлем, выплескав через нос половину моего смени (рот-то закрыт был) . Я кое-как справился с собой и посреди оргазма выскользнул из уютной глубины ротика, схватил член в кулак и залил глаза, волосы и всё лицо сестры, уже испачканное моей страстью, белыми струями.
Счастье, что малую не вырвало, но кашель не проходил наверное с минуту, забрызгивая пол и меня плодами нашей страсти.
Когда приступ закончился и Ксюха подняла на меня глаза, я поклялся в следующий раз запечатлеть это на видео. Такого я не видел никогда.
Всё залитое капающей с подбородка спермой и слюнями детское личико пылало, как флаг. Волосы слиплись, один глаз залеплен так, что она его и открыть то не может. Из широко, как на приёме у стоматолога, открытого рта вырывается хриплое дыхание, внутри видны капли семени, губы покрыты бежевой плёнкой, а остатки сестрёнка выталкивает из себя языком.
А в глазах, в них огонь и страсть. Они сияют от осознания достигнутой цели и ничего больше эту сумасшедшую не волнует. Видя это, я вновь тыкаю сочащимся спермой орудием в её нежный ротик и припухшие тёплые губки смыкаются на посиневшей головке.
- Высоси и проглоти всё, это полезно, - только и говорю я, а она понимает всё буквально, втягивает щёки и с силой пылесоса выжимает из меня всё. Затем отрывается от новой игрушки, когда я своими пальцами собираю сперму с нас обоих, периодически давая ей облизать.
Ксюха уже проглотила три глотка коктейля семени и собственной слюны, но жадно раскрывает ротик не проявляя ни признака брезгливости. Она с видимым удовольствием слизывает с меня отдельные капельки и втягивает в рот мой член, обессиленно начавший падать.
Ноги меня не держат, я ложусь на кровать, эта егоза не отпуская липкий ствол садится мне в ноги и обхватывает головку вновь.
Хуй падал буквально вот, но под таким воздействием он наливается кровью вновь, Ксюха смотрит на это с восторгом, она такого ещё не видела. Зрелище ей пришлось явно по-нраву и актёр ощутил всю благодарность маленького зрителя, вновь очутившись у той в сладком плену.
На этот раз она делала минет не спеша, явно запоминая процесс, пока я рассказывал, что только что произошло. Она узнала, что сперму нужно глотать, желательно делая это показательно, на виду у мужчины. Горлышко у неё болело после яростного моего в него проникновения и я не рисковал ещё раз повторить это сразу же, зато показал, как нужно обхватывать ствол ручками и что можно нафантазировать в такой момент.
А она расстаралась, облизывая всеми способами мой оран, целуя его, не забывая пройтись по каждой складочке. Она обслюнявила каждый миллиметр, выпустив длинную ниточку слюны и размазав её ровным слоем по яйцам, ни в малейшей степени не обращая внимания на волосы, лезущие в рот.
Во второй раз Ксюха не проронила ни капли, хоть рот её и наполнился до краёв, а розовые щёчки раздулись, как у хомячка. Она покатала сперму во рту, пробуя на вкус, выпустила её на волю, образовав целое озеро мутной белесой жидкости в ямке солнечного сплетения, после чего с хлюпанием всосало всё в рот и проглотила за два раза.
Её смешная перепачканная мордашка так и манила к себе, я не удержался и размазал по ней остатки спермы, которой вполне хватило чтобы на коже образовалась блестящая маска. А что, омолаживающие крема производят как раз из бычьей спермы, так чем я хуже.
Ксюха, узнав про это, так обрадовалась, что не стирала "косметику" полдня, щеголяя засохшими пятнышками, но потом всё же умылась, чисто из соображений эстетики - вид отслаивающейся спермы ей не понравился. Зато к обеду заставила меня кончить себе на лицо, плотно прикрыв при этом губы и закрыв глаза, затем все руками размазала по лбу, носу и щекам (даже на шейку хватило) . И при этом ни капли стеснения - проделала всё так же легко и запросто, будто стакан кефира выпила.
А пока она блаженствовала от свежей маски, вдыхая её запах, я доставил ей ещё час радости, лаская маленькую киску языком, даже засунул мокрый от смазки средний пальчик к сестрёнке в попу, что она восприняла спокойно.
Главное ведь что - сделать это вовремя. Никакие болевые ощущения не чувствуются во время оргазма. Да и боль, как ни странно, действительно доставляла некоторое удовольствие Ксюшке. Потому замерев по-первости, ощущая проникновение в себя моего пальчика, через несколько секунд она вновь забилась в оргазме, который в сестрёнкином сознании прочно начал ассоциироваться с пальчиком в заднем проходе.
Потом она с удовольствием насаживалась попкой на проникающий вглубь тела предмет, мне казалось, что она ещё больше кайфа от этого ловит.
Мышцы её сфинктера постепенно привыкли к такому воздействию, и внутрь скользнул уже большой палец, а следом и два сразу. На большее я пока не решился, тем более, страсть схлынула, теперь нужно было расставить все точки над "и" , ведь дальнейшая наша жизнь, как вы понимаете, сильно изменилась с этого момента.