Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

Олечка с детства сильно заикалась. Порой, если ей нужно было заговорить с незнакомыми людьми, она вообще, практически замолкала, не могла членораздельно произнести ни одного слова. В школе Олечке было особенно тяжело, одноклассники часто смеялись над ее недостатком, от чего она еще больше комплексовала. Позже, когда Олечка подросла, она приспособилась в магазинах, аптеках и т. д. покупать товары, давая продавцу список того, что ей нужно было купить. Так, вне школы, ни кто почти не замечал, что она заикалась. В старших классах Олечка стала высокой стройной девочкой с длинными красивыми ножками, нежной лебединой шеей, аккуратной мягкой, но упругой грудью. Свои черные волосы она подстригла коротко, почти под мальчика. В девятом классе у Олечки появился молодой человек - мальчишка из параллельного класса по имени Саня. В общем, жизнь потихоньку налаживалась. К своему заиканию Олечка практически приспособилась. В тех редких случаях, когда к ней обращались незнакомые люди, она отвечала односложно "да" или "нет" , а чаще просто кивала или качала головой. Куда идти учиться после школы, она еще не выбрала. Будущая ее работа не должна быть связана с общением и нужно было хорошо подумать, на чем остановить свой выбор.
Весной, когда занятия в школе стали подходить к концу, а впереди ожидались летние каникулы, Олечку потянуло на природу. Ей хотелось отбросить надоевшие книжки и тетрадки и вырваться куда-нибудь в лесок или на берег речки. Так, в один из солнечных майских дней, Олечка решила прогулять школу. Благо, недалеко был лесок, в котором она с детства любила играть и знала каждую тропинку.
Найдя хорошую полянку, Олечка кинула на землю портфель и легла на молодую сочную травку. Солнышко мягко грело. "А ну-ка я позагораю" , - подумала Олечка, - "здесь все равно ни кто не ходит. Поэтому загорать можно совсем голенькой. А если кто-то и покажется, так я его увижу и успею спрятаться".
Олечка, не спеша, разделась. Теплый весенний ветерок и мягкие солнечные лучики так приятно ласкали ее прекрасное юное тело. Одежду Олечка аккуратно сложила рядом, а сама легла на мягкую травку.
Вскоре, Олечка задремала.
Внезапно ее разбудил какой-то шорох. Олечка открыла глаза. Возле нее на траве сидели какие-то незнакомые смуглые мальчишки, похожие на цыган. А может это были и не цыгане. Их было трое и они были немного постарше Олечки. Олечка взвизгнула и кинулась к одежде. Но одежды рядом не было. Испуганно и удивленно Олечка посмотрела на непрошенных гостей. Руками она закрывала грудь и между ножек.
Девушка, а как вас зовут? - этот типичный вопрос задал ей рослый смуглый мальчишка.
О-о-о-ол... Ол-ол-... -я. - Еле выдавила из себя Олечка.
Что с тобой, красавица! - хихикая спросил мальчишка.
Ннн... нн. . ниччч... Я-яя-я за-зза-заика...
Заикаешься, понятно, сказал мальчишка. А как это получается? Просто бери и говори, - сказал он.
Олечка закачала головой. Мальчишки заговорили друг с другом на каком-то своем, не знакомом языке.
Ты хорошая девчонка, то, что ты заикаешься, не страшно. Главное, что ты не гордячка, разговариваешь с нами, не отворачиваешься.
Да, гордых мы не любим, - сказал другой, недвусмысленно ударив кулаком по земле.
Олечка закивала. Ей не хотелось раздражать этих мальчишек, мало ли, чего от них можно было ожидать. Она еще больше разволновалась и почувствовала, что разговаривать совсем не может.
Да ты загорай, загорай, мы тебе мешать не будем. Ты что, нас боишься?! Мы и смотреть на тебя не будем. - Они отвернулись. - Или ты нам не веришь?! Вот посмотришь, вещи мы тебе все вернем. Раз ты хорошая девчонка.
Чем пытаться что-то говорить, Олечка подумала, что ей проще согласиться. Она ненавидела свое заикание, и очень не хотела опять выдавливать из себя буквы, не хотела выглядеть какой-то дефективной. Она легла на землю, прижав ножки друг к другу, и, согнув их в коленках. Руками она по-прежнему прикрывала груди.
Вот, сразу видно, что ты нормальная девчонка. А многие нам не верят, заранее думают, что мы все врем! Обидно! Мы с тобой немножко позагораем. А если кто-то будет тебя обижать, ты нам его только покажи! . .
Олечке это все не нравилось, но она кивнула головой. Говорить она бы не смогла.
Мальчишки быстро разделись. Полностью. И легли с двух сторон возле Олечки. Их члены стояли и от сильного напряжения немного покачивались.
Классная ты девчонка! Можно, мы тебя совсем чуть-чуть потрогаем? - Не дожидаясь ответа мальчишки стали гладить и щипать Олечкины бедра и мять груди. У Олечки не хватало рук, чтобы закрывать свое тело от таких ощупываний. - Мы только совсем немножко! Тебе же не жалко для нас?! Ты ведь нормальная девчонка, не такая, как эти другие сучки?!
Олечка попыталась что-то возразить, но лишь замычала.
Вот молодец, спасибо тебе, мы и не сомневались! Мы теперь - твои друзья! Ты теперь ни чего не бойся! - Они лапали Олечку, как могли.
"Что делать" , - подумала Олечка, - "потерплю, надеюсь, скоро это закончится". Она покорно опустила руки. Мальчишки мяли и гладили ее бедра и коленки.
Ах, молодец! - приговаривали они. Каждый из них тянул ножку Олечки в свою сторону. Они переговаривались на своем языке. Тут рослый мальчишка привстал на четвереньки и перекатившись, оказался лежащим на Олечке.
Я только совсем чуть-чуть, я очень немножко. - Сказал он и начал входить своим твердым членом в Олечкину писю. Олечка заерзала, попыталась сдвинуть вместе ножки и освободиться, но у нее ни чего не получилось.
Что?! Говори! - нервно прикрикнул мальчишка, лежащий слева. Олечка замычала, но от волнения сказать ни чего не смогла. - Мы что, тебе не нравимся?! Может, ты считаешь нас какими-то уродами?! - строго, почти крича, спросил он.
Олечка закачала головой.
Хорошо! А мы уж было подумали... О тебе плохо... Ты - теперь наша подруга, а мы - твои друзья!
Твердый смуглый член сильно и глубоко входил в ее лоно. Кожица на нем задиралась и нежная влажная, но твердая головка так приятно скользила, терлась о влажное Олечкино влагалище. В общем, это было физически приятно. Да и само осознание тесного контакта слизистых оболочек таких интимных мест приятно волновало Олечку. "Но я же не такая! А как же мой Санечка!" - думала Олечка. "Вот проклятая речь, проклятое заикание! Вечно из-за него я попадаю в идиотские ситуации! Вот и сейчас! Идиотизм! . ." Слезы выступили на ее глазах. Олечке было так обидно, так неловко, так тяжело морально, из-за того, что она не такая, как все и не может ни чего сделать.
Вскоре смуглый мальчуган напрягся всем своим телом, раздувшаяся головка его члена сильно распирала Олечкино влагалище. Он закатил глаза, рот его приоткрылся, брови поднялись так, что его лицо стало каким-то очень жалобным. Он застонал и, через мгновение обмяк, перекатившись в сторону. Олечка сдвинула ножки и крепко прижала их друг к другу.
Да не бойся, мы совсем немножко, совсем капельку, - сказал другой мальчишка. Он взялся двумя руками за Олечкины коленки и, раздвинув их, повалился на нее.
Я очень быстро! Честно-честно! Ты даже не заметишь! - сказал он и быстро вскользнул в Олечку. Она лежала на спине, раздвинув ножки, ее тело сильно колебалось вверх-вниз, в такт движений мальчишки. Несколько секунд и он кончил. Мгновение, и он лежал рядом, а на Олечку ложился третий.
"Нет, не будет этого, подумала Олечка и ловким движением перевернулась на животик. Она замотала головой в стороны и промычала:
Нннн-ненн...
Ладно! - захихикал мальчишка и лег на Олечкину спину. Олечка внезапно почувствовала боль в попочке, в анальном отверстии. Как же это было неприятно, и как же эти гомосексуалисты получают от этого удовольствие! Олечка застонала, но не от удовольствия, а от боли. Член мальчишки медленно, но уверенно прокладывал себе дорогу в ее попку. Вот уже он вошел на полную глубину. Взявшись своими руками за Олечкины руки, он приподнялся на руках. Получилось так, что он оперся своими руками на опущенные вниз Олечкины руки. В таком положении она не могла ни пошевелить рукой ни повернуться на бок. Олечка попыталась встать и сбросить с себя наездника, но у нее не хватило на это сил. Она из-за всех сил сжимала вход в свою попочку, но от этого член, казалось, еще больше напрягался, утолщался и увеличивался в размерах. - Да, так очень классно! Не отпускай!! Как же классно!!! - Стонал мальчишка. Его стальной член сильно двигался туда-сюда, доставляя Олечке болезненные ощущения. Вот он застонал и испытал страстный оргазм.
Ой и Олька! Вот спасибо тебе! Ты такая настоящая подруга, и не гордая. Мы ни когда не забудем, что ты на все согласна, ради нас! А вон в ямке твоя одежда. Ты ведь не обижаешься на нас? Все в порядке? Ты ведь, правда, нас уважаешь?!
Олечка хотела им рассказать все, что о них думала, но не могла ни чего произнести. Пришлось кивнуть.
Ну вот и умничка. А ты ведь учишься в школе возле кинотеатра? Я тебя помню! - Сказал рослый мальчуган.
Ага, - на этот раз смогла-таки произнести Олечка.
Ну, так мы еще увидимся! Мы с друзьями не расстаемся! До скорой встречи! - сказали они, быстро оделись и собрались уходить.
Олечка перевернулась, приподнялась на локтях и увидела под собой большие беловатые капельки спермы. Она и чувствовала, как из нее вытекает что-то вязкое.
Ну ты не расстраивайся. Подумаешь, чуть-чуть, совсем капельки! Ну накапали мы, но ведь совсем капельки! - Говорили мальчишки. Они аккуратно положили возле Олечки ее вещи и портфель и торопливо ушли.
"Вот блин! Вот попала в ситуацию! Как ужасно, когда не можешь разговаривать! Меня поимели, а я только лежала и соглашалась!!! Почему я не могу себя защитить?! Вот проклятое заикание!"
Настроение было испорчено. Олечка, как могла, извлекла пальчиками остатки спермы из своего влагалища. Ее попочка, с непривычки, болела. Ее влагалище тоже с непривычки немного побаливало. Олечка сорвала листики с кустика и попыталась вытереть с себя остатки спермы. Потом она оделась и побрела домой.
"Ни кто об этом не узнает! Как же будет стыдно, если кто-то об этом узнает!" - Так думала Олечка, ковыляя домой.
Что ты так поздно? - Спросила мама. - Много уроков было?
Нее, - сказала Олечка, - ппоггод-да ххххо-ро-шша-я, я ггг... - с мамой Олечка говорила лучше, ведь мама понимала и привыкла к ее заиканию. В таких ситуациях Олечка разговаривала значительно лучше, и ее можно было понять.
Гуляла после школы, понятно, ну молодец, доченька. - Сказала мама. - Иди к столу, тебя ждут всякие вкусности!
Олечка закрылась в ванной и, по быстрому, чтобы не вызвать маминых подозрений, подмылась. "Не буду больше прогуливать уроки и ходить одна в лес!" - думала Олечка.
На следующий день она пошла в школу. Однако, после уроков, по дороге домой, ее догнали вчерашние мальчишки.
Привет, Олька! - поздоровались они. Есть к тебе дельце, на несколько минуток. Давай портфель, мы тебе поможем его донести.
Олечка протянула портфель рослому мальчишке.
Давай сюда, в заброшенный садик, на минутку! - предложил этот же мальчишка и зашагал в сторону заросшего садика с Олечкиным портфелем в руке.
Двое других мальчишек взяли ее под руки и повели вслед за ним. Олечка неохотно пошла за ними. "Ну чего им еще от меня надо!" - подумала она. - "Как жаль, что я не могу нормально разговаривать! Когда же это кончится!"
Вчетвером они пошли к заброшенному сараю. В сарае их ждали еще двое ребят.
Вот она - наша новая подруга. Она классная девчонка, только немного не разговорчивая. Но это ее совсем не портит.
Рослый мальчуган кинул Олечкин портфель в сторону. Мальчишки, с таким видом, как будто, так и надо, как будто это само собой разумеется, стали стягивать и кидать в сторону Олечкину одежду. Олечка стояла, как парализованная. Сказать она ни чего не могла, возражать было страшно, ведь мальчишки могут на нее обидеться, решив, что она такая же, как все эти... Мальчишки деловито сняли с нее всю одежду и кинули на пол. В мгновение они разделись сами, побросав свои вещи на столик.
Вот молодец, хорошая девчонка! - приговаривали они. Подтолкнув ее к столику и наклонив, мальчишки облокотили ее туловище на столик. Оленька молча сдерживала слезы. Кто-то из мальчишек раздвинул Олечкины ягодицы и погрузил в ее попку палец, смоченный слюной. Потом в ее попку стал входить его член. Мальчишки трахали ее в попку по очереди, как будто так и надо, как будто это само собой разумеется. Олечка только двигалась взад-вперед, подталкиваемая ударами члена в попку.
От боли Олечка сжимала вход в свою попочку, что невероятно усиливало сказочное наслаждение мальчишек.