Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Основной инстинкт. Часть 7

7. Учительница первая моя.

Эту женщину я не забуду никогда. Галя оказалась моей первой учительницей, показавшей, что секс может быть настоящим удовольствием, а не просто физиологическим актом разнополых особей в темноте под одеялом. Галя была помешана на сексе, секс был её религией, единственным делом, ради которого стоит жить. Если бы это было возможно, Галя бы трахалась двадцать четыре часа в сутки. Ну а, поскольку это было невозможно, она думала о сексе круглые сутки. А когда выпадала возможность, бесстрашно реализовывала самые дерзкие свои фантазии. Для неё не существовало границ. Анальный секс, лесбос, групповуха, "золотой дождь", садомазохизм, любые извращения были для неё вполне приемлемыми средствами удовлетворения её гипертрофированной похоти. Больше годя я прожил в сексуальном раю. Всё свое свободное время я проводил в постели с Галей. Я забросил учёбу, меня едва не отчислили за неуспеваемость. Я не виделся с друзьями, с родителями. Это было своего рода сумасшествие. Сладкий плен, паутина, из которой не хотелось выбираться...
А началось всё в поликлинике военкомата, куда нас отправили для прохождения очередной медкомиссии. Нас запустили в большой кабинет и приказали раздеться до трусов. Я сразу обратил внимание на рыжеволосую медсестру. Галя сидела рядом с пожилой женщиной-терапевтом. Она мерила рост, вес призывников, потом измеряла давление и делала записи в карточках. Рядом работал хирург. Он заставлял снимать трусы и внимательно осматривал наши гениталии, после чего заставлял нагнуться и осматривал задний проход. Всё это происходило в метре от симпатичной медсестры. Галя без тени смущения и даже с видимым удовольствием разглядывала голых парней, вгоняя тех в краску. Мне захотелось смутить нахалку. Я бесцеремонно уставился на неё, "раздевая" взглядом. В ответ рыжеволосая бестия только улыбнулась и перевела взгляд ниже, на мой агрегат, скрытый пока под тонкой тканью плавок. От мысли, что их сейчас придётся снять, а потом оголять головку, нагибаться, раздвигать ягодицы, и всё на глазах этой наглой девицы, я разволновался. Под гипнотическим взглядом нахальных зелёных глаз член дёрнулся и, к моему ужасу и стыду, начал наливаться кровью. Я пытался усилием воли остановить процесс, но это привело к тому, что к столу хирурга я подошёл с сильнейшей эрекцией. Член оттопыривал тонкие плавки и выглядывал наружу. Впервые в жизни я пожалел о том, что он у меня такой большой. Подчиняясь приказу врача, я снял трусы и стоял теперь перед ним, красный от смущения, а мой эрегированный член подёргивался от прилившей крови. Скосив глаза, я увидел, что нахалка продолжает пялиться на моё восставшее достоинство. В её глазах даже появилось нечто, похожее на уважение. Я плохо помню, как мне удалось пройти через это унижение. Я оголял головку, нагибался, раздвигал ягодицы, и всё время видел эти наглые смеющиеся глаза цвета бутылочного стекла.
Когда всё кончилось, я вылетел из кабинета, как пробка из бутылки. В туалете было полно народу, так что мне не удалось подрочить, и я выскочил на улицу. Я мерил шагами улицу, сжимая в кармане напряжённый член, и мечтал о том, как я засажу этой рыжеволосой мерзавке. Решение пришло само: я дождусь, когда она пойдёт с работы домой, попытаюсь с ней познакомиться и, если повезёт, трахну эту сучку. (Заведи себе русскую виртуальную любовницу-давалку! - добрый совет)
Мне повезло: ждать пришлось не более часа. Я увидел Галину, выходящую из ворот и вдруг оробел: в роскошной красавице, идущей мне навстречу с трудом можно было узнать скромную медсестру. Умело подкрашенные глаза стали ещё выразительнее. Ярко-красная помада вызывала греховные мысли. Густые волосы цвета расплавленной меди водопадом рассыпались по плечам. Дерзкое мини туго обтягивало её полные бёдра. Тонкую талию подчёркивал широкий пояс. Полная грудь колыхалась при каждом шаге. Она была красива той чувственной, сексуальной красотой, от которой мужчины теряют голову сразу и бесповоротно. Я понял, что влюбился.
К счастью для меня, девушка охотно пошла на контакт. Через минуту мы оживлённо болтали, шагая к трамвайной остановке. Она, кажется, совсем не удивилась вниманию, проявляемому желторотым юнцом к её зрелой красоте. Я проводил Галю до дому, и мы договорились о следующей встрече в субботу.
Я с волнением ждал назначенного дня. Яростно онанируя на горячих простынях, я мечтал о её грудях и коленях, о тонких лодыжках на моих плечах и полных губах на моём члене. Моим мечтам суждено было сбыться, и действительность оказалась богаче фантазий. Впрочем, в нашу первую встречу всё получилось не совсем так, как я предполагал.
Сначала всё шло по традиционному сценарию: цветы, кафе, шампанское, поцелуи. Галка болтала без умолку, смеялась своим низким грудным голосом, охотно позволила поцеловать себя, и вообще, скоро мы оба чувствовали себя так, как будто знакомы уже много лет. Галина была разведена и имела маленькую дочь, которая жила у бабушки. Я осторожно повернул разговор в сторону интимных отношений, и с радостью обнаружил, что моя новая подруга легко и без комплексов поддерживает опасную тему. Она говорила даже с некоторым вызовом в голосе, и такие слова, как "член" и "оргазм" произносились с невозмутимостью врача-сексопатолога. Я сказал себе, что, скорее всего, окажусь в её постели уже сегодня.
Мы стояли около её дома. Я спросил, не желает ли она пригласить меня. Признаюсь, её ответ поверг меня в шок. Она положила ладони на мои плечи, приблизила своё лицо и, глядя мне прямо в глаза тихо спросила:
- На палку чая? - и расхохоталась моему смущению, а потом: - А клиторок пососёшь?
Она ждала ответ. Я промямлил что-то утвердительное. Галка решительно взяла меня за руку и повела. Мы молча поднялись к ней в квартиру, она заперла дверь и, не говоря ни слова, потянула меня в комнату. У стены стоял журнальный столик с двумя креслами, напротив - низкий диван. У окна прямо на полу стоял телевизор, а рядом - большая по тем временам редкость - видеомагнитофон "Электроника". Стены украшали репродукции Дали. На полу красовался пушистый ковёр. Впрочем, толком осмотреться я не успел. Остановившись посреди комнаты, Галина расстегнула джинсы, стянула их вместе с трусами и уселась в одно из кресел, положив ноги на подлокотники.
- Давай!
Я подумал, что события, пожалуй, развиваются слишком уж стремительно, но отступать было поздно. Галина сидела с закрытыми глазами, откинувшись в кресле, и ждала. На широко разведённых ногах всё ещё были туфли, и их каблуки были направлены в разные стороны, как два кинжала. Я опустился на ковёр и приблизил лицо к промежности моёй экстравагантной партнёрши. Почувствовав моё приближение, она двумя руками раздвинула половые губы, открыв моему обозрению свой полураскрытый бутон во всей его красе. Подмыться эта сучка не посчитала нужным и её истекающая соком вульва источала запах разгорячённой плоти: чуть терпкий запах смазки, чуть приправленный запахом мочи и крови (месячные?) , а вместе густой запах секса. Я с наслаждением провёл языком снизу вверх, почти от самого заднего прохода до клитора, слизывая чуть солоноватый сок. Галка застонала. Я поправил в штанах своего восставшего дружка, устроился поудобнее и принялся за работу.
Галя кончила очень быстро. Потребовалось не больше пяти минут, чтобы она начала биться и извиваться от подступающего наслаждения, а потом прокричала что-то, вытянула ноги и кончила, прижимая мою голову обеими руками, а потом вся обмякла в кресле. Я поднялся на ноги и огляделся. Трахнуть её здесь или она всё-таки пригласит меня в спальню? Однако, меня ждал сюрприз. Галя встала, подняла с пола джинсы, и вышла из комнаты. Подождав несколько минут, я в полном недоумении вышел вслед за ней. Уже совершенно одетая, Галя хозяйничала на кухне. (Истории секс-встреч главного героя с настоящей рыжей звездой большого секса - прим.ред.)
- Чай с лимоном?
От негодования я даже не нашёлся что ответить, а просто кивнул. Эта стерва кончила и отправилась готовить чай. А я?!
- Ты что-то хотел сказать? - Галка смотрела на меня с улыбкой.
- Да, то есть нет, то есть ты почему ушла?
- Ах, это! А я что, что-нибудь тебе обещала? Я тебя спросила, не пососёшь ли ты мне клитор, и ты согласился. Спасибо. Давай пить чай.
- Это что шутка такая?
- Почему шутка? Ты оказал мне услугу. Я тебе ничего не обещала. Так что не психуй.
Я схватил Галю за руки и прижал к себе. Она принялась вырываться с такой горячностью, что мне пришлось её выпустить.
- Если ты ещё раз посмеешь что-либо подобное, ты меня больше никогда не увидишь.
Я подумал, что после сегодняшнего случая, я и так вряд ли захочу её видеть. Однако, я ошибался. Рыжая сука не выходила у меня из головы. Я вспоминал её горячую влажную щель, аккуратно подстриженный кустик рыжеватых волос на лобке, вспоминал её запах и... бежал в укромное место чтобы всласть поонанировать. Надо ли говорить, что в назначенный Галей день я послушно прибежал на свидание.
Мы посидели в кафе, погуляли и, наконец, пошли к ней домой. Я всю дорогу думал, как бы мне не допустить такую же ошибку, как в прошлый раз. Однако, на этот раз всё произошло иначе. Галя, не замедлив шаг, прошла в парадное, и я, разумеется, последовал за ней. Мы вошли в зал, Галя предложила мне сесть в то же кресло, где в прошлый раз сидела она. Сама же она села напротив. Она молча разглядывала меня, я тоже не спешил действовать, боясь опять попасть впросак. Вдруг она спросила:
- Ты часто дрочишь?
Девушка спрашивает меня, часто ли я дрочу. Я почувствовал как краснею. Откуда она знает? Я начал что-то мычать в том смысле, что я, собственно... вообще-то... ну, не то чтобы... а вообще...
- Только не говори, что ты вообще не занимаешься онанизмом.
Она сказала это с такой уверенностью в голосе, что продолжать отпираться мне показалось глупо. Обречённо вздохнув, я признался, что да, иногда занимаюсь этим.
- Это понятно, я спрашиваю, как часто? Один раз в день? Два? Три? Я, например, мастурбирую как минимум три раза в день. А ты?
Я понял, что допрос будет продолжаться.
- Ну, я, в общем, тоже.
- Тоже три раза в день? Молодец! А где ты обычно дрочишь?
Я почувствовал, как от подобных вопросов шевельнулся в штанах мой дружок.
- Когда как. В постели, в ванной...
- Подрочи, я люблю смотреть, как мужчина онанирует.
Что? Она сошла с ума!
- Ну, чего ты? Сними штаны, зажми член в руке и начинай. Я тоже с тобой подрочу, чтобы тебе не скучно было.
Галка встала, расстегнула штаны, стянула их вместе с трусами, потом уселась в кресло в точно такой же позе, как и в прошлый раз, то есть положив ноги на подлокотники, и принялась теребить клитор. Похоже, стесняться эта девушка просто не умела. Я тоже расстегнул джинсы и спустил их до коленей.
- Ты любишь дрочить? - в её голосе уже слышалось нарастающее возбуждение, - я очень люблю!
Пришлось признать, что это занятие и мне по душе. Мы сидели друг напротив друга и с увлечением онанировали. Никогда раньше, даже в самых безумных моих фантазиях, я не мог даже представить себе, что когда-нибудь буду заниматься онанизмом в присутствии женщины. Я старался не торопиться, растягивая удовольствие, Галкин же наманикюренный пальчик мелькал с огромной скоростью, приближая её к вершине наслаждения. Вот она застонала, затряслась всем телом, выгнулась, и с криком кончила. Её затуманенные оргазмом глаза только начали проясняться, когда она снова принялась дрочить. На этот раз она не только теребила клитор, но и погружала пальчик вовнутрь. Моя рука поневоле заработала быстрее.
- Я сейчас кончу, - я с трудом узнал свой голос.
- Я тоже. Подожди, кончи мне в рот. Скажи, когда надо открыть.
- Открывай! - возбуждение нарастало слишком быстро. Я встал прямо перед Галей, продолжая онанировать.
- Подожди, я сама, - она отстранила мою руку, обхватила член и начала очень умело дрочить, то оголяя головку, то пряча её. Ещё минуту я балансировал на грани, а потом разрядился мощной струёй прямо в её услужливо подставленный ротик. Она проглотила, слизала остатки, и не выпуская член из рук стала кончать сама.
А ещё через пять минут мы пили на кухне чай с печеньем и весело болтали. Галя заявила, что она ужасная выдумщица, и очень любит всякие эксперименты в сексе, так что я должен быть готов к тому, что она меня многому научит. Я заверил её, что тоже не прочь поэкспериментировать, а учиться у такой женщины как она для меня сплошное удовольствие. Вот только хотелось бы разок потрахаться как нормальные люди. Галя, смеясь, пообещала, что в следующий раз у меня будет возможность засунуть ей по самые гланды.
В следующий раз мы уже не ходили по кафе. Галка встретила меня в пеньюаре и сразу повела в спальню. Там она деловито осведомилась как я хочу. Я ответил "раком". Я намеренно выбрал это грубое слово, мне хотелось смутить эту шлюху. Однако Галя отреагировала спокойно. Она кивнула, как будто ничего другого и не ожидала, сняла пеньюар и приняла требуемую позу на краю кровати. Я не стал заставлять себя упрашивать. Не теряя времени на раздевание, я просто приспустил штаны и вставил член в уже влажную щель похотливой сучки. Она легла грудью на простыню, упёрлась одной рукой в стену, а другую засунула себе между ног и принялась теребить клитор. Я принялся двигать бёдрами, сильными толчками вгоняя член как можно глубже. Вскоре первый стон моей партнёрши возвестил о вполне удачном старте. Я тоже удивительно быстро приближался к кульминации. Первой мыслью было чуть сбавить темп, но мне вспомнилось как она зло подшутила надо мной во время нашего первого свидания и решил, что эта волчица - не лучший объект для проявления благородства. Сосредоточившись на своих ощущениях, я вскоре благополучно разрядился в её горячие недра мощным залпом своего главного калибра.
Однако, оставаться неудовлетворённой в Галины планы не входило. Её жадная вульва судорожно сокращалась, выдаивая последние капли, ягодицы сотрясались в предвкушении скорого оргазма. Не меняя позы она простонала: "Только не вынимай!" - и продолжила мастурбировать. Я честно пытался не вынимать как можно дольше, но мой приятель постепенно опал и выскользнул из скользкой дырочки. Я отступил назад и снова натянул штаны. Впрочем, это не произвело на мою партнёршу большого впечатления. Она продолжала остервенело дрочить и через минуту кончила с криком и повалилась на кровать, сотрясаемая судорогами наслаждения.
А ещё через пару минут, когда Галка смогла отдышаться, и глаза её снова приняли осмысленное выражение, между нами произошёл разговор, который и положил начало моему погружению в сладкую бездну разврата, который моя подруга называла сексуальными экспериментами.
- А ведь ты сейчас обо мне совсем не думал, только о себе. Нельзя так. Тебя ещё многому придётся учить. Но главное запомни: секс это дело, которым занимаются вдвоём, а не каждый поодиночке. Ты делаешь всё, чтобы мне было хорошо. А я - чтобы тебе. В результате оба довольны.
- Да, очень ты обо мне думала в первый раз! Подлизал - и свободен.
- Ах, мы обиделись? - Галя лежала передо мной на боку, подперев голову рукой, - мы, значит, такие обидчивые... Так вот, дружок, именно о тебе я в первую очередь и думала. Ты что думаешь, мало было бы желающих сейчас оказаться на твоём месте? А я выбрала тебя, хотя и сомневалась долго, проверяла...
- Так это что, была проверка, что ли? - я оторопело уставился в наглые зелёные глаза.
- Ну, что-то вроде того, - Галя и не подумала отвести взгляд, - может ты стесняться начнёшь, или, там, обижаться, - последнее было произнесено с нажимом, - мы тогда не сможем...
- Что не сможем?
- Ну, не сможем вместе. Я ведь не могу как другие женщины - раз в неделю в темноте под одеялом. Мне надо, чтобы если уж спать с мужчиной - чтобы это был мужчина. Чтобы всего себя отдавал. Тогда уж и я постараюсь для него!
- И я тебе подхожу?
- Да вроде да. Кажется подходишь. Только учить тебя ещё многому придётся. Ну да ничего, не в первый раз... Вот сейчас, например, я ещё хочу!
На меня начало накатывать раздражение.
- А я - нет!
- Ничего, это поправимо. Сейчас будет первый урок. Раздевайся - и шагай в ванную. Я тебя помою.
Вообще-то я мылся полчаса назад, перед уходом из дома. Тем не менее, мысль, что я сейчас буду голый в ванне вдвоём с такой же обнажённой красавицей, и она будет меня намыливать, водя по телу намыленной мочалкой, мне понравилась. Наверное, в моём отношении к этой женщине было что-то от сыновних чувств. Я неторопливо разделся под пристальным взглядом насмешливых глаз моей учительницы и отправился в ванную.
Ванная оказалась неожиданно большой и современной. Кафель покрывал стены до самого потолка, трубы и смесители сияли хромом. После моей "хрущобы", Галина ванная казалась мне настоящим великолепием. Я включил душ, настроил температуру и влез в ванну. Хозяйка не заставила себя долго ждать. Она намылила меня всего, уделяя особое внимание самым интимным местам, и стала поливать тёплой водой, смывая душистую пену. Вытерев меня полотенцем, она сказала с озорной искоркой в глазах:
- Я обещала кое-чему тебя научить. Повернись к стене. Нагнись. Сильнее.
Я почувствовал, как её ладони легли на мои ягодицы и раздвинули их в стороны. И вдруг... горячий влажный язычок коснулся моего заднего прохода! Я дёрнулся от неожиданности. Галка принялась тщательно вылизывать колечко ануса, даже попыталась погрузить язык в мой задний проход (и это её частично удалось) . Я не смог сдержать стона. От непривычной ласки член стал быстро наливаться и скоро уже торчал, как кол, пульсируя от прилившей крови. А она всё лизала и лизала, время от времени пытаясь просунуть свой сильный упрямый язычок прямо в глубину прямой кишки. Я подумал, что если она будет делать так достаточно долго, я могу кончить, не прикасаясь к члену.
- Ну вот, а ты говорил "не хочу"! Я знала, что тебе понравится. Пойдём в спальню.
Я буквально набросился на мою сладкую учительницу. Мы занимались любовью неистово, в каком-то диком исступлении, и кончили одновременно. Впрочем, долго отдыхать мне не дали. Галя поставила меня раком на край кровати и снова применила свой безотказный метод. Через минуту я уже был готов к повторному употреблению, и мы снова занялись любовью.
И ещё много-много раз за более чем годовую историю наших взаимоотношений Галя применяла такой этот простой, но такой эффективный способ держать меня в полной боевой готовности. В тот же раз экспериментов больше не было.
Эксперименты продолжились пару дней спустя. Я очень старался доставить своей подруге максимум удовольствия, и мне это удалось. Отдыхая после пятого или шестого оргазма, Галина сказала, что я молодец, она очень довольна, и хочет сделать мне подарок - я могу трахнуть её в попу. Первой моей реакцией было недоумение. Зачем в попу, если можно обычным способом. Я слышал о таких извращенцах, но никогда не понимал, зачем они это делают. К тому же, мысль о том, что мне нужно будет засунуть свой драгоценный инструмент в... ну, как бы это сказать... не самую чистую часть человеческого тела... несколько коробила.
Однако, моя распутная подруга уже перешла от слов к делу. Она спрыгнула с кровати и выскочила из спальни. Через минуту она вернулась с тюбиком крема в руках, отдала его мне и приняла исходную позу на краю кровати. Отступать было поздно. Повинуясь её инструкциям, я тщательно смазал её узенькое отверстие кремом и даже, просунув палец с порцией крема, смазал прямую кишку изнутри. Манипуляции с Галиным анусом возбудили меня сверх всякой меры, и член раздулся и подрагивал в такт ударам сердца. Я обеими большими пальцами раздвинул ее белые ягодицы. Анус слегка подмигнул мне, сжавшись, а затем медленно, как цветок, раскрыл свой бутон. Я приставил головку к маленькой дырочке и понял, что затея эта не увенчается успехом - слишком уж узкая она была по сравнению с моим агрегатом. Я надавил и почувствовал, что края дырочки расходятся в стороны. Послышался звук выходящих газов, но ни мне ни Гале он не показался смешным или неприличным. Ещё один нажим - и я увидел, как член постепенно исчезает за растянутым блестящим мускульным кольцом. Я толкнул сильнее и член удивительно легко скользнул вовнутрь.
Признаюсь, я не ожидал, что это окажется так приятно! Никакое, даже самое узкое влагалище, не сможет так плотно сжать член. К тому же, задний проход лишён естественной смазки. Там сухо и горячо. В тот свой самый первый раз я сразу же и навсегда стал горячим сторонником анального секса. Я наблюдал, как мой боец входит в узкое отверстие и выходит из него. Когда член уходил внутрь, небольшая розовая полоска, окаймляющая его ствол, исчезала, когда движение шло обратно, розовое кольцо слегка выступало наружу вместе с движением члена. Я завороженно наблюдал за всей этой сложной механикой. Необычность, какая-то дополнительная развращённость придавала процессу особую пикантность. Я очень быстро и очень бурно кончил, выплеснув мощнейший заряд в прямую кишку моей подруги, и в изнеможении повалился на кровать.
- Ну как, понравилось? - Галя лежала на постели ничком, повернув голову ко мне.
- Очень!
- Вот то-то же! А ты сомневался.
Неужели она почувствовала мои колебания? А мне казалось, я ничем себя не выдал.
- Говорят, что анальный секс - это извращение, потому что в прямой кишке есть испражнения. Но, во-первых, надо просто её регулярно опорожнять, в том числе с помощью клизмы, а во-вторых, говорить, что там грязно, это всё равно, как истерические барышни, говорят, что член - это тоже грязно, потому что им писают... Это, между прочим, Фрейд сказал. Да и вообще, Если бы Природа не хотела, чтобы мы трахались в попу, зачем тогда она сделала нам сзади дырку, как раз соответствующие размерам полового члена?
Я почувствовал, что краснею. Ведь это почти слово в слово то, о чём я думал. А ведь из-за дурацкого чувства брезгливости я рисковал не испытать этого райского наслаждения. Меня переполняло чувство благодарности. Я приподнялся, снова раздвинул ягодицы подруги и припал к коричневому колечку ануса. Я вылизывал дырочку, ещё не до конца закрывшуюся после моего вторжения, стараясь проникнуть языком как можно глубже и чувствуя чуть солоноватый вкус собственной спермы. Два пальца другой руки я погрузил во влагалище и шевелил ими, слушая стоны приближающегося оргазма. Галя кончила, сотрясаемая судорогами и затихла.
Как я уже отметил, с тех пор я стал горячим сторонником анального секса. Задний проход Галины стал использоваться в наших любовных играх столь же часто, что и передняя дырочка. Даже во время наших оральных сеансов, которые Галя очень любила, она просила сделать ей "вилку". Я вставлял указательный палец ей во влагалище, а средний - в задний проход и шевелил ими, одновременно посасывая клитор. На такой раздражитель она обычно отвечала целой серией оргазмов, следующих один за другим без перерывов. В тех же случаях, когда мы сношались традиционным способом, Галя всегда просила засунуть ей что-нибудь в зад. Иногда это была толстая свечка, а чаще - мой палец.
Впрочем, Галя не терпела однообразия. Секс для неё был смыслом жизни, и она постоянно выдумывала всё новые способы. Следующий по счёту эксперимент случился примерно через месяц. Я трахал Галину сзади, по обыкновению засунув палец в её анальное отверстие. Вдруг она попросила отшлёпать её по попке. Я осторожно приложился пятернёй к её ягодице. Галя замотала головой от досады на мою непонятливостью:
- Сделай мне больно!
Я смачно шлёпнул ладонью, оставив на попе красный след.
- Сильнее!
Ну, сейчас ты у меня получишь! Я стал шлёпать по ягодицам изо всех сил. Скоро они стали пунцовыми, от ударов. Галя орала так, что наверняка было слышно на улице. В её крике смешались боль и наслаждение. Или наслаждение от боли, не знаю. Этот день стал первым днём нашего с Галей увлечения садомазохозмом. Она с увлечением играла роль рабыни. Я тоже к тому времени уже имел опыт таких игр. Но свои издевательства над Наташей я ограничивал моральными унижениями. Галя же требовала ещё и избиений. Я хлестал её ремнём по голой попе и по ляжкам. Ремень оставлял красные полосы на белом теле. Галя кричала от боли, молила о пощаде, но я был неумолим. Позже я стал привязывать её к кровати и заменил брючный ремень скакалкой.
Не скрою, меня эти сеансы очень возбуждали. Порой было трудно остановиться. Я стоял над ней с членом, торчащим как дубина, и хлестал, хлестал её, почти не контролируя уже силу ударов. Главной моей целью были ягодицы, бёдра, промежность. Случалось, что скакалка оставляла на теле Гали заметные следы (когда она позже приходила в себя, она частенько упрекала меня за несдержанность) . Избив свою рабыню, я нежно целовал истерзанную кожу, и мы с большим удовольствием занимались любовью.
Прошло ещё около года, прежде чем Галя предложила поменяться ролями. Я пошёл и на этот эксперимент. Поначалу всё шло прекрасно: она привязывала меня к кровати и хлестала всё той же скакалкой, не очень больно, а потом целовала следы от ударов. Однако, со временем она добавила в эту игру некоторые новые элементы, которые и привели впоследствии к нашему разрыву. Но это уже совсем другая история. А пока что эксперименты продолжались. Я брил её лобок и промежность, она привязывала меня к кровати и ласками доводила до сумасшествия, не давая кончить, я слизывал с её тела мёд и джем, я катал её по квартире, ползая на четвереньках (и ощущая спиной, как восхитительно быстро мокреет её киска) , она устраивала для меня сеансы стриптиза, я фотографировал её в самых вызывающих позах (и ощутил укол ревности, обнаружив, что эти фотографии уже далеко не первые в её фотоальбоме) .
Наиболее шокирующий из наших экспериментов произошёл примерно через полгода после нашей встречи. Мы лежали в постели, отдыхая после очередного секс-марафона, когда Галя предложила мне пописать на неё. Я оторопел. Даже мне, уже, казалось бы ко всему привыкшему, было странно и удивительно услышать такое предложение. Впрочем, Галя, кажется, не шутила.
- Пойдём, тебе понравится.
Она привела меня в ванную комнату, забралась в ванну и жестом пригласила меня присоединиться к ней. Сев на дно, она прикрыла глаза и со словами "я готова" принялась мастурбировать. Сначала я даже не осмеливался поверить в происходящее. Усилием воли я выдавил из себя струю, и она полилась на её колени, потом на грудь и плечи. Я почувствовал, как член зашевелился и начал вставать. Я направил струю чуть выше. Жёлтые струи полились по лицу и роскошным рыжим волосам. Быстро подступающая эрекция перекрыла клапан и прервала моё занятие. Галя открыла глаза, увидела мой налившийся член и счастливо улыбнулась:
- Я же говорила, что тебе понравится.
Я уже не мог сдерживаться и тоже стал онанировать. Вскоре на мокрые от моей мочи волосы полетели горячие капли. Позже Галя тщательно вымылась, мы отправились в спальню, чтобы ещё раз заняться любовью. "Золотой дождь" понравился нам обоим, и мы много раз повторяли этот эксперимент, хотя я и не могу сказать, что он стал у нас столь же популярен, как анальный секс.
Однажды, ожидая Галю с работы, я открыл шкаф в поисках её заветного фотоальбома. В глубине я обнаружил целый склад занимательных вещиц: порнографические карты, видеокассета, початая пачка презервативов с усиками (огромная по тем временам редкость) , баночка какого-то крема с этикеткой по-немецки (я смог понять только слово SEX на этикетке) и... какие-то фантастические трусы из прозрачного силикона с тремя отростками-фаллоимитаторами разного размера. Мне потребовалось несколько минут, чтобы разобраться в конструкции: два отростка предназначались для владелицы трусов - тот что побольше вставлялся во влагалище, а поменьше, соответственно, в задний проход - а третий, самый большой, торчал вперёд. Выходит, моей подружке не чужды лесбийские удовольствия. От этой мысли я сразу же возбудился. Воображение рисовало картины одна другой соблазнительнее. Интересно, а кто же она, моя "соперница". Галя была очень дружна со своей соседкой, десятиклассницей Анечкой, худенькой блондинкой с ангельским личиком. Но какими бы акселератами не были современные дети, разница в возрасте между двумя девушками составляет лет семь. Нет, такая противоестественная связь вряд ли возможна!
Я не стал учинять Гале допрос с пристрастием. Я вообще умолчал о своём открытии. Однако, довольно скоро моим сомнениям предстояло разрешиться...
Однажды Галина заявила, что её подружка ещё никогда не была с мужчиной. То есть она имеет представление о том, как ЭТО делается, и часто мастурбирует, но с мужчиной ещё не пробовала. На мой шутливый вопрос о том, чем я могу помочь бедной девочке, Галина вдруг неожиданно серьёзно заявила, что Анечка очень хочет посмотреть, как мы трахаемся. От удивления я раскрыл рот. Да, эта женщина не переставала поражать меня своей развращённостью и неистощимостью фантазий. Галя принялась убеждать меня в том, что в этом нет ничего страшного, что Аня спрячется в шкафу, а мы будем делать вид, что не знаем о её присутствии, что она сама давно хотела заняться любовью в чьем-нибудь присутствии, и что её будет возбуждать мысль о том, что бедная девочка сейчас мастурбирует в шкафу, подглядывая в щёлочку. Конечно же, я дал себя уговорить.
И вот наступил назначенный день. Я волновался, как перед первым свиданием. Галя встретила меня в прихожей и сообщила, что Аня уже заняла исходную позицию. Она не догадывается, что мне известно об их заговоре, и я не должен ничем себя выдать. После секса я должен сразу же уйти, чтобы дать ей возможность покинуть наблюдательный пост незамеченной. Мы прошли в спальню. Покосившись на шкаф, я увидел, что дверь его чуть приоткрыта. Мысль о том, что молоденькая симпатичная девушка, девственница, сидит сейчас в шкафу, спустив трусики, и гладит свою киску в ожидании представления, привела меня в сильнейшее возбуждение. Мы разделись и легли поверх застеленной кровати.
В тот день я превзошёл самого себя. Мы занимались любовью не меньше часа. Это было настоящее представление. Я вылизывал киску моей подружки, давал ей в рот, делал её "вилку", трахал её в попу, снова усаживал её себе на лицо, и снова всё сначала. И всякий раз я старался принять такую позу, чтобы оттуда, из шкафа было лучше видно. Это было восхитительно! Я представлял себе, как Аня мастурбирует сейчас, задыхаясь от возбуждения, и чувствовал новый прилив сил...
Каково же было моё разочарование, когда Галя призналась мне, что мы одни в комнате, и что она всё придумала. Впрочем, видя моё возбуждение, она пообещала, что уговорит Аню посидеть в шкафу в следующий раз. Не знаю, подглядывала ли Аня за нами в следующий раз, но я чувствовал такое же возбуждение. А ещё через раз я решил проверить. Покинув "поле боя", как мы и договаривались, сразу после секса, я остался на лестничной клетке этажом ниже. Услышав, как в Галиной квартире открылась дверь, я поспешил наверх. Мы столкнулись с Аней нос к носу в дверях. Она взглянула на меня и всё поняла. Её красивое лицо залила краска. Она повернулась, и не поздоровавшись, побежала наверх, в свою квартиру. Позже я получил взбучку от Гали за то, что смутил девочку.
Впрочем, это ничего не изменило - Аня всё так же приходила к нам время от времени, чтобы помастурбировать, подглядывая в щёлку. Мы уже начали привыкать к незримому присутствию маленькой развратницы, а это, как раз, в Галкины планы не входило. Она изменила сложившуюся расстановку сил одной своей фразой:
- Анька, выходи! Хватит прятаться! Мы оба знаем, что ты сейчас сидишь в шкафу и дрочишь.
Это было сказано в тот момент, когда я обрабатывал свою подругу сзади. Я по обыкновению развернулся таким образом, чтобы Ане лучше были видны наши гениталии, поэтому шкаф мне был не виден. Галя ещё раз позвала подругу, и я услышал, как позади меня скрипнула дверца. Не прерывая процесса, я взглянул через плечо и увидел красную от смущения девушку. Она была одета в спортивный костюм, и, судя по тому, как небрежно была заправлена футболка в брюки, она натянула их только что, в шкафу.
- Иди, садись рядом. Смотри, не стесняйся!
Аня из красной стала пунцовой, но подошла. Постояв нерешительно, она робко присела на край кровати. Необычность ситуации придала дополнительный импульс моему возбуждению. Член стал твёрдым, как дубина. Я гонял его взад-вперёд с бешеным натиском, безжалостно натирая Галин задний проход. По сокращениям мышц сфинктера, всё более сильным и резким, я почувствовал, что и она близка к оргазму. Мы забыли о нашей маленькой зрительнице. Галя уткнулась лицом в подушку и принялась отчаянно теребить клитор. Ещё через минуту она кончила с громким стоном.
Я взглянул на Анну. Она сидела, затаив дыхание, не в силах отвести взгляд от оргазмирующей подруги. Глаза горели лихорадочным блеском. Она не мастурбировала, но, скорее всего, ей лишь чудом удавалось держать себя под контролем. Я снова перевёл взгляд на ягодицы своей партнёрши и, не в силах более сдерживаться, оросил её прямую кишку.
Позже мы сидели втроём на кухне и весело болтали, попивая чай с традиционным печеньем. Разговор вращался вокруг секса. Говорила в основном Галина. Она убеждала подругу в том, что она напрасно так стесняется, что тезис о том, что скромность украшает девушку, давно пора сдать на свалку, что женщины ничуть не меньше мужчин могут и должны получать от секса удовольствие, и так далее.
Аня соглашалась, но продолжала смущаться. Всякий раз, ловя на себе мой заинтересованный взгляд, она заливалась краской и отворачивалась. Тут же следовала очередная взбучка от Галки, и всё повторялось заново. В конце концов Аня согласилась с тем, что: a) стесняться, смущаться, стыдиться своего тела и его естественных потребностей глупо и b) скромности, также как и ревности, зависти и эгоизму место на свалке истории. А перед самым уходом подруги Галя заявила, что в следующий раз возможность понаблюдать будет предоставлена мне.
Это заявление вызвало у меня кучу вопросов. Без тени смущения Галина подтвердила мои догадки. Оказывается, она уже больше двух лет приручала эту девочку, разглядев под ангельской внешностью огненный темперамент. Аню интересовало всё связанное с сексом, и старшая подруга умело подогревала этот интерес, охотно делясь с неё своим опытом в мельчайших деталях. Раз за разом вызывая свою подшефную на откровенность, она вынудила её признаться в регулярной мастурбации. Признание было встречено с восторгом. Галя заверила подругу, что это совершенно нормально, что все так делают, она, например, дрочит по три-четыре раза в день. После этого ей было продемонстрировано, как именно она это делает. Вскоре подруги уже без всякого стеснения вместе предавались этому занятию при каждой встрече. Дальше больше. Галина заявила, что будет приятнее делать это друг другу, и после непродолжительных уговоров Аня разрешила ей удовлетворить себя пальчиком. С этой встречи подруги стали ласкать друг друга. Очень скоро ("для остроты ощущений") Галя стала разнообразить свои ласки, поглаживая, пощипывая Анины соски, целуя её в губы, шею. Наконец, настал день, когда она опустилась на колени между ног девочки и, преодолевая смущённые попытки остановить подругу, обработала её языком. Нечего и говорить, что у Галины хватило красноречия убедить Анечку, что та должна ответить ей взаимной услугой.
С того далёкого дня прошло уже больше года, и всё это время подруги встречались два-три раза в неделю, чтобы заняться лесбийской любовью (в этом месте рассказа я почувствовал лёгкий укол ревности, который, я быстро отогнал) . Впрочем, правильнее было бы назвать их не лесбиянками, а бисексуалками, так как интереса к мужчинам они не потеряли, Аня встречалась с мальчиками, хотя и оставалась девственницей. Чуть позже, примерно с полгода назад знакомый моряк привёз Гале тот агрегат с тремя членами, что я нашёл в её шкафу. Им-то она и порвала Ане целку. Теперь девушки могли использовать не только свои пальцы и языки, но и имитировать двуполый половой акт. При этом Аня, хоть и потеряла девственность в физиологическом смысле, всё же, по понятиям Гали, оставалась девственницей, так как ещё не спала с мужчинами.
Галя много и в самых интимных подробностях рассказывала Анечке о встречах со мной. Она так умело подогревала любопытство девочки, что предложение подглядывать за нами из шкафа было встречено с восторгом. Теперь Галя попытается уговорить Анечку в следующий раз устроить для меня лесбийское шоу.
Надо сказать, что рассказ моей подруги так меня распалил, что это стало очень заметно. Я не выдержал и принялся с наслаждением онанировать. Галя тут же присоединилась ко мне, не прерывая рассказа. Вскоре я кончил в её услужливо подставленный ротик, третий или четвёртый раз за этот день.
Я ждал назначенной встречи с огромным нетерпением. Похоже было, что Анечка не спешила соглашаться на рискованные эксперименты. На мои нетерпеливые расспросы Галя отвечала с загадочной улыбкой: "Потерпи немного". И вот, наконец, она заговорщицким тоном сообщила, что ждёт Анечку в гости завтра к шести.
Аня не опоздала. Мои часы показывали без пяти минут шесть, когда Галка ввела подругу из прихожей. Я встал, церемонно поклонился и сел обратно в кресло. Девочка изо всех сил пыталась выглядеть непринуждённой, но её волнение было видно невооружённым глазом. Усевшись на диван, она поправлять кофточку и разглаживать несуществующие складки на модных бананах. Галина, распутная рыжая кошка, скользнула к ней, прижалась и что-то зашептала на ушко. А потом стала целовать подругу в ухо, шею, губы, и снова что-то шептала. Аня покосилась на меня и опустила голову. Даже косметика на могла скрыть краску, выступившую на щеках девочки. А Галка всё шептала ей что-то и целовала. Я увидел, как её рука скользнула под кофточку и начала поглаживать девичьи холмики. Анечка ещё ниже опустила голову, а Галя уже расстёгивала пуговицы... Я почувствовал, как наливается силой мой дружок и расстегнул брюки.
Тем временем действие разворачивалось. Под кофточкой ничего не оказалось - маленькая упругая грудь не нуждалась в лифчике. После некоторого сопротивления Гале удалось снять кофточку, и теперь Аня пыталась прикрыть обнажённую грудь руками, в то время как её старшая подруга силой разводила их в стороны и целовала маленькие сосочки. Наконец, устав от бессмысленной борьбы, Анечка сдалась. Галя тут же перешла в наступление. Теперь её целью стали Анины джинсы. Поцелуи, уговоры, снова поцелуи. И вот, джинсы расстёгнуты, и Галина рука уже хозяйничает в промежности девочки. По её ритмичным движениям понимаю, что до своей цели она дотянулась. Тем временем Галина развивает успех и тянет джинсы вниз. Аня вцепляется в джинсы двумя руками, не давая окончательно себя раздеть. После непродолжительной борьбы джинсы падают на пол, за ними летят "выходные" кружевные трусики (знала ведь, куда шла) , а Аня, пунцовая от смущения судорожно пытается прикрыться руками от моего нахального взгляда. Словно спохватившись, Галка скидывает свой халат и тоже остаётся голой. Я любуюсь на великолепную картинку: две обнажённые красавицы сидят обнявшись на диване. Одна - роскошные формы, зрелая женская красота, открыто демонстрирующая свои прелести, другая - стройная, длинноногая, по девичьи хрупкая и нежная, смущённо прячет свою красоту. И снова поцелуи-уговоры-поцелуи-уговоры. Галя опускается на колени и руками раздвигает ноги девочке. Та, в свою очередь, пытается оставить из сдвинутыми вместе. Минутная борьба оканчивается, разумеется, победой Галины. Она с видимым удовольствием приникает к девичьему бутону. Мне хорошо видно, как проворный язык исследует все уголки Аниного сокровища, уделяя особое внимание клитору. Сдав свой последний бастион, Анечка меняется на глазах. С каждым движения языка подруги всё меньше остаётся стыдливости. Вот она уже сама раздвигает ноги пошире, откинувшись со стоном на спинку дивана. Зарывшись руками в роскошные рыжие волосы, она гладит голову своей любовницы, прижимает её сильнее к своей дырочке.
Я не в силах больше терпеть. Сжав в кулаке мой торчащий агрегат я начинаю свои неторопливые движения, не отрывая взгляд от разыгрываемого действа.
Тем временем, Анечка уже близка к кульминации. Её стоны становятся всё громче, по телу одна за другой пробегают судороги, и вот, финальный аккорд: девочка бьётся, сотрясаемая оргазмом и валится на бок. Дёрнувшись ещё несколько раз, она затихает. Галка встаёт с колен и садится рядом. Она по-матерински гладит белокурую головку. Со стороны можно было подумать, что мама успокаивает плачущую дочку, если бы не обнажённость их тел. Постепенно ласки Галины всё менее походят на материнские: она уже не столько гладит, сколько подталкивает девочку в затылок, вынуждая её придвинуться ближе к своему гладковыбритому лобку. Анечка постепенно приходит в себя, как будто очнувшись ото сна. Она озирается по сторонам, останавливает свой взгляд на своей подруге, настойчиво подталкивающей её вниз, потом на мне, задумчиво онанирующем в кресле напротив, и опускается на пол. Галя тут же откидывается назад, разводит ноги широко в стороны, и, обхватив колени руками, прижимает их к груди.
Анечка хорошо знает свою работу. Она начинает с анального отверстия подруги. Язык тщательно вылизывает коричневую дырочку под аккомпанемент её громких стонов. Анечка перемещается чуть выше. Теперь она щекочет язычком участок между задним проходом и влагалищем. Я чувствую, что не смогу долго сдерживаться. В предвкушении стаскиваю штаны до щиколоток. Ещё чуть выше. Теперь девочка принялась за блестящую от выделений вульву. Она просовывает язык между её губами у самого нижнего края и проводит им вверх, до самого клитора, слизывая сок. Потом сглатывает, и снова ведёт языком снизу доверху. Галя начинает тихонько подвывать от наслаждения. Анечка проводит языком вокруг клитора, потом припадает к нему ртом. Я слышу сосущие звуки. Галин вой превращается в звериный рёв, прерываемый нечленораздельными восклицаниями. Я более не в силах сдерживаться и орошаю свои колени горячим фонтаном. Почти одновременно оргазм накрывает и Галину...
Антракт был недолгим. Второй акт представления начался всего лишь после двух или трёхминутного отдыха, во время которого подруги лежали на диване, обнявшись. Они гладили друг друга по груди, бёдрам, целовались взасос, тёрлись друг о друга. Первой не выдержала Галя. Положив свою партнёршу на спину, она уселась сверху на её лицо, припав, в свою очередь к её дырочке. От такого зрелища мой поникший дружок начал проявлять признаки жизни. Он зашевелился, начал распрямляться, и через минуту вновь был готов к бою. Я снова обхватил его рукой и продолжил свои манипуляции.
На этот раз всем троим потребовалось больше времени, чтобы достичь кульминации. Девушки кончили чуть раньше меня - сначала Галя, а вслед за ней и Анечка. Наконец, и у меня полилось между пальцев.
Отдышавшись, Галина встала и, покачивая бёдрами, направилась в спальню. Через минуту она вернулась, неся в руках те самые силиконовые трусики с тремя отростками, что я обнаружил однажды в её шкафу. Она медленно натянула трусики на бёдра, потом легла на спину поперёк дивана и задрала ноги. Ане не потребовалось объяснять, что ей надо сделать. Она раздвинула ягодицы и ввела меньший из отростков в задний проход. Потом пришла очередь влагалища. И вот уже трусики надеты полностью. Было очевидно, что подруги проделывали это раньше сотни раз. Аня встаёт на колени на полу, подставив свою кругленький зад Галине. Та без промедления занимает позицию сзади и деловито вводит торчащий вперёд отросток в пещерку девочки. Мне хорошо видно её лицо. Сначала на нём мелькнула гримаса боли - влагалище ведь ещё такое узкое, неразработанное - но с каждым движением на нём нарастает выражение счастья и блаженства. Галине тоже очень нравится процесс - два фаллоса в двух её дырочках трутся о разгорячённую плоть - но очевидно, что она сейчас скорее отдаёт, чем получает. Удовольствие, испытываемое Аней, значительно более острое. Я смотрю на её лицо, искажённое блаженством приближающегося оргазма, и чувствую очередной прилив сил. Я не дожидаюсь, пока эрекция наступит сама собой, а начинаю теребить ещё поникший член рукой.
Кончает Анечка бурно и долго. Наконец она, обессиленная, падает грудью на ковёр и затихает. Галка вынимает фаллос. Он блестит от Аниных выделений. Она осторожно извлекает из себя оба отростка, снимает трусы и тщательно облизывает тот из розовых стерженьков, что побывал только что в её партнёрше.
Галина помогает Анечке надеть сбрую и подруги меняются местами. Теперь Галка стоит на ковре раком, а Анечка размашистыми движениями бёдер вколачивает фаллоимитатор в её хлюпающую дырочку. Не переставая онанировать, наблюдаю, как Галино лицо в метре от меня постепенно искажается от наслаждения. Вдруг взгляд её уже слегка остекленевших глаз останавливается на моём восставшем достоинстве.
- Дай мне!
Меня уговаривать не надо. Снимаю штаны, становлюсь на колени и позволяю Гале взять моего дружка в рот. Теперь мы обрабатываем мою подружку с двух сторон. Анечка в полуметре от меня придерживает её за бока и то вынимает фаллос почти полностью, то с хлюпаньем всаживает его обратно. Она очень старается. Между маленьких грудок раскачивается золотой кулончик на цепочке. Плоский живот покрыли капельки пота. Она вся такая ладненькая, аппетитная... Я вдруг понимаю, что эта девочка нравится мне всё больше и больше. Она замечает, что я её разглядываю, и чуть смущается, но понимает, видимо, что смущаться в такой ситуации уже слишком поздно, и с вызовом встречает мой взгляд. Мы трахаем Галю с двух сторон, пристально глядя друг другу в глаза. Я не выдерживаю и протягиваю руку. У Ани гладкая кожа, чуть влажная от пота. Она вздрагивает от моего прикосновения, но не протестует. Я поглаживаю её грудь, чуть пощипываю маленькие сосочки и чувствую, что процесс начинает идти быстрее. Ещё пять минут таких упражнений, и я, наверное, благополучно разряжусь в умелый Галин ротик.
Однако, Галя меня опережает. Она вдруг обхватывает мои ягодицы, до боли впившись в них ногтями, и мычит что-то, не вынимая член изо рта. Сотрясаемая судорогами, она буквально насаживается на мой член, так, что ей становится нечем дышать. Из глаз бегут слёзы. Ещё одна судорога, и она обессиленная валится на ковёр, выпустив изо рта моего дружка. Понимаю, что мой оргазм несколько откладывается. Встаю и отправляюсь на диван, досматривать представление.
Но оказывается, у Галины в отношении меня совсем другие планы. Она задумчиво смотрит, как я одиноко онанирую, потом переводит взгляд на Анечку, снимающую сбрую, снова на меня...
- Анька, иди сюда! Помнишь, я тебя учила минет делать? Сейчас потренируешься на живом члене. Посмотрим, как ты усвоила.
На лице Анечке написан ужас. А Галя уже тянет упирающуюся девочку за руку.
- Вот смотри: сначала надо немного подрочить. Движения должны быть быстрыми, но нежными. Возьмись за член правой рукой. Держи подушечку большого пальца на конце головки, мягко обними другими пальцами ниже. Кончик указательного пальца ставь туда, где маленькая ямка. Подставь левую руку под яйца, очень нежно поддерживая их. Левый большой палец держи спереди между яйцами, ногтем среднего пальца слегка помассируй его зад. Это для него небольшой подарок. - Аня послушно выполняла все команды. Похоже, процесс её очень заинтересовал. - Оттяни кожицу вниз вдоль ствола и обнажи наполовину головку. А теперь тяни кожу вверх и полностью закрой головку. Еще, делай это в одном ритме. Сожми покрепче. И не теряй ритм. Это - самое важное не замедлять слишком темп, когда мастурбируешь мужчине.
Я сам немного оторопел от такого урока. Однако, Анечка была способной ученицей, и её учебное пособие уверенно двигалось в сторону извержения. А Галя продолжала:
- Вообще, мужики думают о члене не так, как думают о других частях своего тела, ну там, о руках или ногах. Они думают и не так, как ты думаешь о своей дырке. Мне иногда кажется, что они считают, что член это живое существо, что-то вроде любимого животного. Так они с ним и обращается. Обращайся и ты с ним так, как будто это - что-то, существующее отдельно от мужчины. Ласкай его, балуй. Вот так. Обращайся с ним, как с ручным котенком - и ты покоришь любого мужика. Имей в виду, что самая чувствительная часть мужского члена - маленькая уздечка прямо под этой щелью. Она почти такая же чувствительная, как женский клитор, так что не слишком злоупотребляй. Самая нечувствительная часть - само тело пениса, начиная вот отсюда, от выпуклости головки. Не стоит стимулировать эту часть, так как это не сильно возбуждает мужчину, и даже может расхолодить его. Считай, что это просто "ручка", ничего больше. За нее держишься, когда уделяешь внимание более важным местам. А такое место - вот это, головка.
Я знал, конечно, что Галка прекрасно умеет дрочить, но никогда не думал, что она настоящий "профессор" онанизма. А она тем временем продолжала урок:
- А теперь высунь язычок и полижи ему головку. Дрочить не переставай! Тут главное - ритм. Оближи головку. Ещё! Пусти немного слюны на кончик, как кошечка. Вот так! Теперь обверни зубы губами, чтобы ему не было больно, открой рот пошире. Нет, не так. Рот сделай, как большую букву "О". Я же тебя учила. Да, вот так. Теперь бери в рот. Поглубже. Немного вынь. Теперь опять. Двигайся, не ленись! Давай, вверх и вниз, как будто он тебя трахает в рот. Ты, главное, запомни: самая распространённая ошибка в минете это то, что это называют сосанием. Это же не имеет ничего общего с сосанием. Я в первый раз, когда я сосала член - я действительно сосала его. Это был мой одноклассник. Я ему минут десять отсасывала, а он - ноль эмоций. Ну, я стала сосать еще сильнее. А он говорит: "Хватит, не надо больше". Я знаешь, как обиделась. А на самом деле, нельзя высосать сперму из члена - теперь-то я это знаю. Так, хорошо. Языком работай. Вращай языком вокруг его головки, а голову двигай вверх и вниз. Быстрее. Старайся, чтобы язык описывал спираль вокруг головки. Теперь засунь за щеку. Так. Яйца ему помни. Ритм, ритм не теряй! Теперь пальчик послюнявь и в зад ему засунь. Давай-давай, чего смотришь? Глубже! И пальцем там шевели. Он сейчас у нас в одну минуту кончит!
Но одной минутой дело не обошлось. То ли Анечка была не слишком опытной минетчицей, то ли я устал (третий раз всё-таки) , но кончить никак не удавалось. Девочка уже заметно устала, но суровая учительница была неумолима:
- Давай, давай. Ритм, ритм держи. Глубже заглатывай. Так, чтобы до самого горла. Устала с непривычки? Ничего, учись. Ну ладно, можешь вынуть не надолго. Только дрочи, ритм не замедляй! Полижи головку, поцелуй мальчика. Ничего, что рука устала, терпи! Возьми снова в рот.
Мало-помалу усилия юной минетчицы достигают цели. Я чувствую, как с каждым её движением приближается развязка. Опытная Галя сразу это замечает:
- Давай-давай, немного осталось. Сейчас кончит. Только не снижай темпа. Самый ответственный момент. И помни, что я тебе говорила - сперму ни в коем случае нельзя выплёвывать. Обязательно проглоти. Так, слышишь, как он дышит? Яйца вон ещё сильнее сжались. Сейчас кончит. Ну! Ещё чуть-чуть! Глотай! Анька, глотай, сучка! Всё глотай. Выдавливай. А теперь слизывай. Прямо на язык выдавливай. Там ещё пару капель. А теперь глотай!
И Анечка глотает, выдавливает последние капли и снова глотает глядя на меня снизу вверх из-под трогательной белокурой чёлки. Я с трудом могу перевести дух. По телу пробегают последние судороги.
- Молодец, хорошая девочка! - Галка гладит её по голове, - Самой-то понравилось? - Аня утвердительно кивает - Я же тебе говорила, это очень приятно. Ты в следующий раз себе тоже дрочи. Так ещё приятнее.
Мы отметили Анин первый минет молдавским коньяком, и девочка отправилась домой. Галка же после её ухода заявила, что Ане уже пора начинать трахаться, в следующий раз она позволит мне лишить её девственности.
Забегая вперёд, скажу, что процесс лишения Ани девственности носил, разумеется, формальный характер. Девственная плева была давно порвана Галиным фаллоимитатором, так что ни боль, ни, тем более, кровь не помешала мне получить огромное удовольствие. Аня знала обо всём заранее. Она почти безропотно дала себя раздеть и по команде Галки встала раком на краю дивана. Её дырочка, розовая, блестящая, оказалась такой узкой, что я чуть не кончил сразу же, ещё вставляя. Я постарался отвлечься, вспоминая какие-то формулы и теоремы, но, всё равно, кончил до обидного быстро. Предупреждённый Галкой заранее, я спустил в Аню. Она же даже не успела толком возбудиться. Впрочем, старшая подруга тут же взяла инициативу на себя и через пять минут девочка уже извивалась, сидя на Галином лице. Лесбийские сцены, разворачивающиеся на моих глазах, возвратили меня к жизни так же быстро, как и в прошлый раз. Заметив, что я снова сжимаю в руке свой восставший агрегат, Галка воскликнула:
- Так, Анька. Ломать целку, так везде. Сейчас попробуешь в попу. Тебе понравится!
Аня отчаянно сопротивляется, но моя развратная подруга имеет на девочку колоссальное влияние и исход споров предрешён - она даёт себя уговорить. И вот, задний проход девочки обильно смазан кремом. Мой член тоже блестит от смазки. Галя руководит процессом:
- Расслабься. Ну, расслабь жопу. Да нет, ты не расслабила. Вон, сжалось всё. А теперь тужься, тужься как-будто какаешь! Ну, ещё! Давая, вставляй. Ну, ты чего, нажать не можешь? Сильнее. А ну, не ори! Первый раз всем больно. Зато потом приятно будет. Ну, давай, сильнее. Анька, заткнись! А ты через "не могу"! Не порвём, не бойся. Ну, пожалуйста, ну потерпи! Расслабься, так легче будет. Ну давай, трахай. Ну что, неужели так больно? Ну потерпи, сейчас привыкнешь. Сначала всегда немного больно.
Но, по-видимому, девочке действительно очень больно. Она плачет, мне её жалко, и процесс уже не доставляет никакого удовольствия. Я вынимаю член со следами крови, и вставляю его на несколько сантиметров ниже. Галка смотрит на нас с досадой, а потом, махнув рукой, садится на спинку дивана, широко раздвинув ноги. Благодарная за прекращение пытки, Анечка с радостью принимается вылизывать промежность подруги.
Мало-помалу Аня стала обязательной участницей наших сексуальных игр. Мы уже не начинали без неё. А она, придя со школы, тут же бежала к нам, иногда даже не сняв школьную форму (что добавляло пикантности нашим упражнениям) . Галя терпеливо обучала девочку всему, что знала и умела сама, и вскоре она превратилась в опытную любовницу. Единственным, что нам пришлось изъять из нашего сексуального меню оставался анальный секс. Сношение в прямую кишку оказалось совершенно невозможным по причине природной узости анального отверстия девочки. Все наши попытки заканчивались её слезами и в конце концов мы отказались от них. Остальные способы, включая оральный, использовались часто и с удовольствием.
Несколько раз я встречался с Аней в отсутствие Гали. Эти встречи вызывали во мне острую, пронзительную нежность к девочке. Я покрывал её поцелуями от макушки до пяток. Я целовал пальчики ног, маленькие розовые сосочки, рыжеватые завитки на лобке... Я целовал и лизал упругие ягодицы и бутончик ануса между ними... К тому моменту, как я добирался до самого главного - маленького розового клитора, стыдливо выглядывавшего между влажных половых губ - Анечка уже металась по постели, подвывая от моих ласк. Я обхватывал его губами и начинал посасывать. Через одну или две минуты девочка бурно кончала, зажимая себе рот обеими руками. А потом, преисполненная благодарности, она делала мне минет, которому научила её старшая подруга... Мы оба получали огромное удовольствие от этих встреч, но всё же они так и не стали регулярными. Может быть дело в том, что секс вдвоём уже стал казаться мне пресноватым, а возможно Анечка смущалась своим поведением, считая, что это нечестно по отношению к подруге. Так или иначе, но мы гораздо чаще встречались втроём.
Наше трио провело вместе ещё счастливые полгода. Мы без устали экспериментировали. Галка стала привлекать Анечку в наши садомазохистские игры. Иногда девушки совместно выступали в роли хозяек: водили меня на поводке, хлестали скакалками (специально для этого была приобретена ещё одна) , издевались, смакуя вино заставляли сидеть под столом и без конца вылизывать их мокрые киски... Иногда в роли рабыни была Аня, и тогда уже её доставалось по полной программе. Зато, когда хозяевами становились мы с Аней, Галке оставалось только жалобно скулить, когда вся исполосованная, она стояла в углу на четвереньках и наблюдала, как сладко мы с Аней занимались любовью...
К сожалению со временем Галкины игры стали приобретать несколько иные формы. Насилие стало сопровождаться переодеваниями и сменой ролей, в том числе и в физиологическом смысле... Я стал тяготиться присутствия Ани, и после нескольких подобных опытов заявил Галке, что предпочитаю экспериментировать вдвоём. Она протестовала, настаивала на присутствии подруги, но со временем почувствовала, что её упорство грозит бунтом и сдалась. С того времени мы стали практиковать подобные игры только вдвоём. Аня скоро заметила перемену. К тому времени она уже поступила в университет, у неё появились поклонники, и мы всё реже теперь встречались втроём. А потом произошёл разрыв между мной и Галиной, но это уже другая история. Анечку же я больше никогда не видел. Верю, что эта замечательная девочка встретила хорошего парня и нашла своё счастье. Я думаю, что имея такой талант, она сделала его по настоящему счастливым человеком.