Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Наташа. Детский дом. Часть 1

Loading
Пролог. "Весна".
Маленькая элегия
Одни дома - день первый
Одни дома - день второй
Кино
Медкабинет
Урок физкультуры
1 Сентября
Прачечная
Спальня девочек
Эпилог. "Осень"
Не все имена данной повести вымышленные.
Все совпадения мест действия, событий, действующих лиц и прочих сопутствующих обстоятельств просьба считать удачными и сообщать о них авторам.
Пролог. "Весна".
Происходило это в самом начале шестидесятых. В одном из небольших провинциальных городишек находился обычный детский дом. Прекрасная целомудренная страна переживала период политической оттепели.
Детский дом был не совсем обычным, потому что считался образцовым среди подобных ему учреждений во всей области. Расположен он был на городской окраине и утопал в яркой и тёплой зелени, распускавшейся каждый год в волшебных лучах весеннего солнца. На своей территории он, казалось, имел всё, что было только возможно, даже небольшую речку с маленьким пляжем.
В этом доме предстояло теперь жить маленькой Наташе. Девочке лет десяти, в которой угадывалась будущая черноокая красавица южнорусских степей, и которая пока в нерешительности стояла перед красивым белым зданием и мило щурила глаза под напором игриво прыгающих лучиков солнца.
К Наташе подошёл светловолосый мальчик с хорошим лицом и сказал:
- Здравствуй! Ты, наверное, новенькая. Давай дружить с тобой? Тебя зовут как?
- Наташа Большова, - сказала Ната.
- А меня зовут Коля, - сказал мальчик. И спросил: - Ты, Наташа, наверное, ещё никого не знаешь? Давай я тебя познакомлю с нашими ребятами.
- Давай, - улыбнулась Наташа.
- Только сначала я тебя познакомлю с нашей Вероникой Сергеевной. Она у нас директор и мы все её ужасно любим.
Наташе почему-то сразу понравился этот Николай. К тому же он был на несколько лет старше её, и ей сразу показалось, что на такого можно положиться. Поэтому Наташа, с хорошим настроением и с хорошим спутником пошла узнавать новый для неё мир.
Директор Вероника Сергеевна оказалась очень симпатичной женщиной лет тридцати - тридцати пяти, с большими голубыми глазами, светившимися доброй спокойной улыбкой любви к детям. С ребятами Наташа познакомилась и сдружилась очень быстро и зажила обычной детской жизнью в этом не очень богатом, но силами Вероники Сергеевны очень уютном доме.
Так началась жизнь в детском доме маленькой девочки Наташи Большовой.
Маленькая элегия
Обычно днём для купания была среда, но в этот раз Наташа немного простудилась, и Вероника Сергеевна не разрешила ей ходить в баню с температурой. Она уложила Наташу в постель, напоила горячим чаем с малиной и сказала:
- Сначала поправишься, а купаться пойдём послезавтра вместе!
Так получилось, что Наташа и Вероника, как часто звали свою воспитательницу ребята, оказались в купальном домике не со всеми вместе, как всегда, а только вдвоём. К тому же они немного припозднились: Вероника Сергеевна немного задержалась с делами, и Наташа терпеливо ожидала в её кабинете, пока заведующая всё не уладила в своих непонятно-толстых журналах. Когда они шли к домику, уже был поздний вечер, и на небе уже начали показываться первые звёзды.
- Совсем мы с тобой не по правилам сегодня, Наташка! - сказала Вероника Сергеевна, подставляя лицо под свежий и тёплый летний ветерок. - Наши уже спать ложатся, а мы с тобой путешествуем по ночам, как два привидения...
Но Наташе нравились перемигивающиеся звёзды, и она сказала, что по ночам путешествовать одно удовольствие, и лично она бы путешествовала по ночам всю жизнь. Вероника рассмеялась, обняла Наташу за плечи, поцеловала её в загорелый носик и сказала:
- Ну, пойдём-пойдём быстрее!
В раздевалке было очень тепло и пахло свежей хвоей. Пока Вероника Сергеевна включала пар в парильной комнате, Наташа сбросила с себя всю одежду и осталась только в белоснежных трусиках.
- Ты что не раздеваешься, Наташ? Быстро снимай трусишки и в парилку - греться! - улыбаясь, сказала Вероника.
- Вероника Сергеевна, мы с девочками всегда в трусиках купаемся, а то мальчишки в дырочку для вентиляции подглядывают... - доверительно сообщила Веронике Наташа, но заведующая опять только рассмеялась:
- Не бойся, не бойся! Сейчас-то уже все спят, и подглядывать некому. Хотя это безобразие, конечно! Обязательно разберусь и узнаю, кому это из мальчиков так сильно нравятся наши милые девочки! А купаться в трусиках неудобно и неправильно, это девочкам я сама приду и объясню всё в следующую среду. Ну раздевайся, Наташенька, а то так и купаться неинтересно, в конце концов!
Наташа несколько смущённо стала стягивать с бёдрышек лёгкие трусики. Всё ещё одетая Вероника Сергеевна с интересом посмотрела на обнажавшуюся девочку. Наташа почувствовала себя немножко неудобно, оказавшись совершенно раздетой перед Вероникой Сергеевной, и девочка инстинктивно прикрыла ладошками маленький пухлый лобок, покрытый мягким тёмным пушком. Но Вероника ласково тепло улыбнулась и осторожно развела ручки Наташи в разные стороны.
- Ты просто прелесть, Наташ! Если бы я не знала, что тебе всего одиннадцать, я дала бы тебе все четырнадцать лет. Ты очень красивая! - и Вероника Сергеевна стала раздеваться сама.
Она раздевалась как-то необыкновенно, и Наташе очень нравилось смотреть на неё. Девочка сидела, ожидая, когда разденется её любимая воспитательница, и взгляд не могла оторвать от прекрасного обнажающегося тела. Вероника же, словно пребывая в нечаянной задумчивости, стояла вполоборота и совершенно не спешила. В плавных движениях она медленно сняла платье. Наташе не каждый день доводилось видеть прекрасное тело своей воспитательницы в одних белых отороченных трусиках и лифчике. Блуждая глазами по загорелым стройным ногам, по мягким рельефам животика, по едва удерживающимся в лифчике грудкам, она поймала себя на совсем детском желании приоткрыть рот.
А Вероника присела на край лавочки и, расплющив левую грудь о коленку, неторопливо принялась расстёгивать застёжки на босоножках. От этой неторопливости Наташа почувствовала какое-то тёплое волнение, и вдруг подумала, что любит Веронику Сергеевну с каждой минутой всё сильнее. А когда Вероника обернулась с улыбкой к приоткрывшей всё-таки ротик Наташе, и перед девочкой из расстёгнутого лифчика выпрыгнули два упругих белых мячика, Наташа не смогла удержать своих рук и немножко сжала в ладонях груди улыбающейся Вероники.
- Наташенька, ты - чудо! - сказала Вероника и поцеловала обе её руки в изгиб локотков.
А потом Вероника сняла свои трусики, и Наташа была очень удивлена, увидев абсолютно голенький незагорелый лобок у взрослой женщины. Наташа видела, как кучерявятся волосы у её старших подруг и сама уже имела лёгкий пух, обещавший перерасти в мягкие кудряшки. А вот Вероника была совсем голенькой, и лобок её млечно-белым треугольником просто чудесно гармонировал с белоснежными локонами её ниспадавших на плечи волос.
- Вы просто как девочка, Вероника Сергеевна! - выразила свой восторг Наташа.
- Глупенькая! - даже как будто застеснялась и приотвернулась на миг Вероника. Впрочем, через мгновение уже она протягивала руку Наташе: - Пойдём купаться. Нас уже совсем парилка заждалась!
В парной было нестерпимо жарко и ничегошеньки не видно за клубами белого пара. Наташа присела на нижней ступеньке, а Вероника перекрыла паровой краник и забралась под самый потолок.
- Наташ, не бойся уже не так жарко, иди ко мне, - услышала Наташа голос Вероники и, встав, начала осторожно подниматься вверх на ощупь в белой непроницаемо-непроглядной завесе.
Там было всего пять ступенечек, но восхождение в окутывающем тумане по норовящей выскользнуть из под ног дороге казалось Наташе замедленным, долгим, растянутым, будто она шла не сквозь воздух, а сквозь смешной детский молочный кисель...
Вдруг Наташа почувствовала мягкие нежные руки Вероники Сергеевны встречавшие её. Самой Вероники ещё не было видно, но её горячие руки в окружающей мягкой тишине осторожно остановили Наташу и легли на талию замершей девочки. Ладошки Вероники несколько мгновений не двигались, как бы пугаясь пуститься в неведомый путь, затем вздрогнули и осторожно и ласково двинулись вверх. Вероника потрогала маленькие, но уже выступавшие вперёд сосочки Наташи и сжала в ладошках небольшие пухлые грудки.
Наташа замерла в этом волшебном тумане и чувствовала лишь только то, что совершенно не может пошевелиться. Жар от пара уже спал, было только очень тепло, но сам пар не расходился, и Веронику всё также не было видно. А тёплые ласковые руки уже касались, трогали и щупали всю Наташу... плечики, животик, попку, стройные горячие ножки... и, наконец, слегка приоткрыв ляжки девочки, прикосновение щекотное и приятное одновременно к самому затаённому местечку. Вероника с наслаждением щекотала лёгкий Наташин пушок между ножек, мокрый, как и вся Наташа, от окружавшего пара и от волнения любви к Веронике.
Но, видимо, всё же сказалось начальное обилие пара: у Наташи закружилась голова и она, охнув, упала в объятия к Веронике без чувств.