Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

Они лежали в постели, отдыхая после долгих любовных игр. Ее пальцы перебирали его длинные волосы. А он дремал. Потом она наклонилась и игриво укусила его за ухо. Ее рука недвусмысленно нырнула под одеяло.
- Малыш... - Пробормотал он. - Я ничего не имею против наших забав, но ты должна мне давать хоть немного отдыха. Возраст у меня совсем не юношеский, чтобы несколько раз кряду тебя ублажать.
- Ой да ладно тебе! - Она шутливо шлепнула его по груди. - Ты мне все время поешь эту песню, не действуют на меня такие слова! А кто позапрошлой ночью меня вертел, как хотел? И что-то никакого возраста заметно не было! Я кончила раз десять, как не больше! Да и ты тоже... Ну, не десять! Но и не один!
Он улыбнулся. Что ни говори, приятно, когда молодая любовница говорит такие вещи.
- Любимая... - Он сладко потянулся. - Каждому мужику хочется услышать что-то подобное от своей милой. Но давай будем объективными. Мне тридцать девять, а тебе восемнадцать. У тебя все только начинается, твое чувство лишь начинает просыпаться. А у меня, скорее, увядает. Это последние всплески мужских возможностей.
- Конечно-конечно, - мурлыкнула она. - Давид, не морочь мне голову. Последние вспышки... Я знаю некоторых молодых, по сравнению с которыми ты просто маньяк сексуальный. Все ж от темперамента зависит, а он у тебя восточный.
- Люда, - Давид поморщился. - Я же тебя просил: давай обойдемся без этих намеков на твой богатый сексуальный опыт. Не все мужчины адекватно воспринимают информацию, что они далеко не первые.
- Замолчи! - Прошептала она и, чтобы он не возразил ей, закрыла ему рот губами.
Поцелуй затянулся минуты на две. Целовалась Люда упоенно, страстно, горячо. Давид был не совсем прав. Он во многом стал первым. Хотя бы в том, что это был первый мужчина, поцелуй с которым сводил ее с ума до сих пор, год спустя после первого свидания. Это был первый мужчина, рядом с которым она испытала безумное, сжигающее дотла наслаждение
А еще - это был первый мужчина, который научил ее не стесняться даже самых диких желаний.
"В постели нет ничего запрещенного", - часто говорил он. И она реализовывала все свои самые дерзкие фантазии. Однажды ей приспичило заняться любовью в ванной из шампанского. Давид только кивнул и вышел на улицу. Через полчаса он вернулся с ящиком "Белого танца".
- На целую ванную тут не хватит, - заметил он, - но мы его разбавим водой. Совсем чуть-чуть...
Именно там, в ванной, благоухающей вином, она первый раз испытала множественный оргазм. Судороги радости снова и снова швыряли ее вверх к звездам - и она орала, орала во всю силу своих легких, ничуть не задумываясь о том, что в два часа ночи может разбудить всех соседей.
А потом она, хохоча, поливала голого Давида из бутылки, а тот только улыбался:
- Смотри, Людка, потом заставлю всего облизать, не отвертишься!
- А может, это тоже моя эротическая фантазия?
- Тогда реализуй ее.
Она опустилась на колени и начала ласкать Давида так неистово, что он не сдержался уже через пять минут.
- Простите сударь, - лукаво улыбнулась она, вытирая губы, - я хотела, конечно, облизать вас всего, но решила начать с наиболее выдающейся части вашего тела.
- Да я как-то не в претензии, - ответил он, тяжело дыша. - Ох, Люда-Люда, до чего ж ты восхитительная девочка...
- А ты - изумительный мужчина.
- Не льсти.
- А ты не дури.
Сам Давид про свои фантазии отмалчивался, несмотря на все попытки выведать, какие страсти терзают ее любимого. Но однажды, когда они возвращались из ресторана, отмечая сто дней своего романа (идея принадлежала Давиду), она все-таки добилась своего.
Навстречу им попалась подвыпившая троица. Молодой человек фактически тащил на себя двух девиц. Одна из них чуть ли не спала у него на плече, еле переставляя ноги, а вторая все порывалась расстегнуть куртку своего спутника.
- Потерпи, солнце, потерпи, - бормотал юноша. - Сейчас дойдем до дома, и вы меня разденете, и я вас...
- Кажется, у парня намечается веселая ночь, - заметил Давид.
- В таком состоянии, боюсь, он сможет только весело храпеть, - съехидничала Люда. И осеклась, увидев задумчивый взгляд, которым ее милый проводил попавшуюся им тройку. - Давидушка... А уж не завидуешь ли ты ему?
Тот только неопределенно хмыкнул.
- Давай-давай, развратник, колись! - Не отставала Люда. - Неужели тебе было бы неприятно, если б тебя ублажали две девушки?
- В моей практике такого не было, - ответил он и перевел разговор на другую тему.
Но голос его при этом все-таки чуть-чуть дрогнул.
К его дню рождения в декабре она готовилась тщательно. Во-первых, настояла на том, что они отметят его вечером в ближайшую субботу после праздника. Во-вторых, потребовала, чтобы никто не вздумал украсть его на этот день.
- Да ты что, Людка, - засмеялся Давид. - Кому я нужен?
- Бывшей жене, например, - не удержалась она.
Он сразу помрачнел.
- Не волнуйся, малыш. Уж кто-кто, а она меня явно не вспомнит.
О своей бывшей семье он всегда говорил неохотно. Людка только знала, что женился он в двадцать пять, а через девять лет развелся. Жена гуляла от него много и часто, Давид сначала терпел, а потом послал все куда подальше и подал на развод.
А еще она знала, что у него есть сын. Пожалуй, один из немногих людей на планете, которых Давид по-настоящему любил. Он встречался со своим ребенком нечасто, но каждый раз это был день, когда Давид просто исчезал из этой жизни для всех. И даже для нее.
- Я все понимаю, - говорила она, хотя на душе скреблись кошки. Она не имела права ревновать. И все-таки ревновала. А еще - она сама не хотела себе в этом признаваться, но ведь правду не утаишь - с недавнего времени у нее начало появляться безумное желание: забеременеть от Давида. И хотя она всеми силами старалась загнать эти мысли глубоко внутрь, они появлялись снова и снова. И что делать с ними - ей было неизвестно. Ни с подругами не посовещаться - в этом городе их не было, ни тем более, с родственниками. Ее родители осталась за несколько сотен километров отсюда, с облегчением вздохнув, когда узнали, что дочь поступила в университет, и только изредка напоминая о себе почтовыми переводами или телефонными звонками.
Да, мама, у меня все хорошо, учусь, спасибо, что помогаете с деньгами, нет, приезжать не надо. Романы у меня? Ну что ты, мама, я учусь, мне не до романов...
Она так привыкла повторять матери заученный монолог, что даже иногда не особенно вслушивалась, о чем спрашивает ее родительница. Но не говорить же маме, что у нее неожиданно вспыхнул роман с тридцативосьмилетним мужиком?
Тридцать девять Давиду стукнуло в среду. А в субботу он, как и обещал, позвонил в дверь.
- Ты оригинален, - заметила она, принимая от него охапку роз. - Дарить цветы в СВОЙ день рождения - как минимум забавно.
- Ты тоже... оригинальна, - хрипло сказал он, не сводя с нее восхищенного взгляда.
Люда довольно усмехнулась. Ее наряд составляло нижнее белье и сапоги с высокими голенищами. Она долго думала, как бы эффектнее встретить любимого и, кажется, идея удалась.
- То ли еще будет, милый, - лукаво подмигнула она. - Заходи в комнату, там подарок.
Посредине зала стоял огромный картонный ящик, перевязанный алой лентой.
- Господи, что ты такое притащила? - Изумился Давид.
- А ты открывай, - подтолкнула она его к ящику.
Лента быстрой змеей соскользнула на землю, а из ящика, широко улыбаясь, вышла симпатичная мулатка. Она прошла мимо Давида, легко коснувшись его щеки, и встала рядом с Людой.
Вместе девушки смотрелись просто потрясающе. Мулатка в белом белье и Люда в черном составляли такое восхитительное сочетание, что Давид, пытаясь что-то сказать, только закашлялся.
- С днем рождения, - промурлыкала Люда.
- С днем рождения, - эхом отозвалась мулатка.
... На следующий день Давид с трудом продрал глаза часам к двенадцати. Мулатки в постели не было. А в изголовье кровати сидела Люда.
- Тебе хорошо, милый?
- Это было что-то невероятное... Хотя... Все-таки, наверное, надо было предупредить.
- Не получилось бы сюрприза - это раз. А, во-вторых, ты бы стал отбрыкиваться, я знаю! Ты помешан на том, чтобы я не испытывала дискомфорта... Кстати, милый, чтобы ты знал: мне тоже понравилось...
Давид так и не узнал, что мулаткой оказалась вызванная Людой проститутка. Интернет предоставил возможность большого выбора.
По молчаливому уговору, Давид никогда не спрашивал, откуда взялся "подарок", хотя, наверное, догадывался - не глупый же мужик.
Они никогда не говорили о возможном совместном будущем. Хотя Люда и жила у Давида последние три месяца, она не испытывала никаких ложных надежд. Давид не был похож на человека, готового вторично вступить в брак. Поэтому она просто старалась загнать такие мысли как можно глубже, точно так же, как и свои соображения насчет совместного ребенка.