Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Любимые женщины. Часть 11

- Постой, когда это?
- Стояли мы с ней как-то, разговаривали. А тут ты идешь, весь задумался. Ларка тебя окликнула, ты подошел, какими-то словами вы перебросились, а мысли у тебя где-то далеко-далеко. А на меня вообще нуль внимания.
- Это, наверное, я тогда к экзаменам готовился.
- Вот-вот. И Ларка мне так сказала. А я потом к ней и пристала - познакомь да познакомь. Вот так вот мы и встретились. Не устояла я. А потом еще и еще - засмеялась она. - Только думала: блажь все это. А блажь - пройдет.
- А как же твой Юрик?
- Юрик - мой муж, моя защита и опора, он очень-очень хороший. Я всю жизнь буду с ним. Но вот люблю - тебя.
- А что же ты меня тогда гнала?
- Говорю же: думала, блажь. Выйду замуж, забуду. Я бы тебе и сейчас не сказала, да теперь уже, наверное, можно.
Утром от проснулся от ласки - она целовала его губы и нежно катала кожицу на стоящем члене. Он положил ее на себя, крепко прижал и сам стал целовать ее губы, поглаживая ей спину и ягодицы. Она заводилась все больше, потом поднялась и села на него верхом, рукой вставила член в себя, стала плавно и ритмично на него насаживаться. Снова, как тогда, давно, ее большие груди колыхались в стороны - вместе, в стороны - вместе. Только бритая киска теперь широко раскрывалась, бесстыдно обнажая себя. Она дышала все громче, ее движения становились все активнее, тяжелые груди уже прыгали. Наконец, как тогда, она откинулась, простонала свое "аааах!" и упала к нему на грудь. Он опять не успел кончить и она снова дососала его с видимым удовольствием.
- Мне так нравится смотреть, как ты меня сосешь! У тебя на лице такое удовольствие, как будто ты этого никогда не делала.
- А мне муж не дает. Говорит - нельзя. Только вот с тобой и попрактиковалась!
Они вымылись вместе под душем, оделись, позавтракали.
- Сережка, всю постель - в стиралку, рубашку, твое белье - в стиралку. Иначе она мой запах учует!
- Ты думаешь?
- Еще как! Женщина всегда учует запах другой женщины! И все полы пропылесось, вдруг где-то мой волосок, длинный, черный, остался!
Она собралась, обулась.
- Ну, вот и все, милый! - и крепко поцеловала его.
- Спасибо тебе, родная!
- Прощай, мой хороший!
Она еще раз быстро обняла его, взглянула ему в лицо, губы ее дрогнули, но она взяла себя в руки.
- Ну, будете у нас на Колыме... - засмеялась, быстро чмокнула его и убежала.


7.

Сергей и сам планировал перед приездом Тани сделать уборку. Он перестирал все постели, тщательно вымыл все полы, даже перевесил шторы на окнах. На это ушло почти все воскресенье. В понедельник утром он глянул на постель и решил еще раз застелить новую, в заглаженных рубчиках.
Он встретил Таню и детей на вокзале. Олежка, визжа от радости, обхватил его шею и никак не хотел слезать. Он одной рукой обнимал и целовал Таню, потом Саньку. Санька старался казаться солидным и все время рассказывал, как он катался на комбайне, какой большой и сильный бык в стаде, как он помогал бабушке и дедушке поливать огород и как классно было купаться в пруду и ловить там рыбу на удочку.
Вечером они с Таней еле уложили спать возбужденных детей. В спальне она обняла и прижалась к нему, повиснув на его шее. Он с наслаждением вдыхал ее запах, такой знакомый и родной. Она разделась догола, откинула одеяло, посмотрела на свежевыглаженную постель и благодарно посмотрела на него:
- Хочу поглубже!
Так они называли позу. "Мальчики сверху" - на их языке означало стандартную позу, "девочки сверху" - когда она садилась верхом, а "поглубже" - на четвереньках, хотя он считал, что глубже всего он достает, когда она поднимает и широко разводит ноги, сгибая их в коленях и приподнимая попу. У них это называлось "покрыть девочку".
Она стала в постель на четвереньки, прижалась щекой к подушке, сильно прогнулась и широко расставила ноги. Он с радостью покрыл поцелуями сзади все, что мог достать, стал за ней на колени и плавно ей вставил, действительно, глубоко. Позавчерашние упражнения с Верочкой давали себя знать, он успел отдохнуть, но не боялся кончить преждевременно, поэтому работал в полную силу, размашисто, уверенно, глубоко. Похоже, что сдерживаться пыталась она, но вот ее ответные движения стали сильными и резкими, она застонала и они кончили, как всегда, одновременно. Она рухнула на живот, он, не вынимая члена, ей на спину.
Когда они отдышались, она, лежа на его груди, ехидненько сказала:
- Я думала, ты изголодался и сразу кончишь. А ты меня так оттрахал, со свистом! Где это ты, муженек, поиздержался?
Сергей плохо умел врать, поэтому пробормотал со смущением:
- Да вот, действительно оголодал, не выдержал, вчера вот в ванной...
Она по-своему восприняла его смущение:
- Бедненький! Ладно, завтра утром в награду получишь минет! А сейчас - спать, Сережка, я жутко устала с ними в дороге, а тут еще ты меня так измотал! Спи, мой любимый супермен!

Во вторник, придя утром на работу, он потянулся за столом, вспомнил про классный утренний минет, детишек, которые, наверное, сегодня будут спать до обеда. И тут его вызвал шеф.
- Ну что, встретил жену? - спросил шеф. - Все в порядке?
- Все нормально.
- Сергей, тут такие вот дела. Мне нужен главный инженер, не положенный по штату. Я, может, посамовольничаю, но сделаю вот что. Начальникам отделов я объявлю, что таковым фактически назначаешься ты. У тебя там Иваньков толковый парень, препоручи отдел ему. Естественно, оклады вам обоим вырастут соответственно. Кабинетик тебе найдем. Надеюсь, не возражаешь? Ну, и хорошо. Так вот, главный инженер, вот тебе первое поручение. Проблемы с Беловодском не кончаются. Тамошний директор филиала сам понял, что не тянет, и написал заявление. Дней десять тебе, чтобы помиловаться с женой, а потом езжай в Беловодск, наверное, не меньше, чем на месяц. Нужно найти директора. Зарплата хорошая, фирма хорошая, объявишь конкурс, соискатели найдутся. Возьми с собой Проскурякову, ты и она - представители фирмы в конкурсной комиссии. Переройте весь филиал, проверьте все производство, всю инфраструктуру, всю работу с контрагентами, словом, все. Обойдите все коллективы, поговорите со всеми, все ваши предложения, включая выдвижения и поощрения, рассмотрим. Сделайте мне из филиала часики, и чтобы новый руководитель мог их содержать в порядке. Вопросы?
- Подожди, Арсен, а Проскурякова поедет? У нее ребенок...
- Тут все решено. Кстати, после этого и для нее найдем должность посолиднее, например, начальник ПТО. Встреться с ней, обсудите детали. Кто-нибудь еще тебе там нужен?
- Да наверное, нет. Я вот прикидываю, вдвоем мы все охватим.
- Это хорошо. Да и все равно не дам я тебе больше никого. Давай, главный, действуй.
После обеда Сергей заглянул в техотдел и попросил зайти к нему Людмилу Ивановну. По взглядам женщин он понял, что о его назначении знают уже все.
- Ну вот, - сказал он ей, когда она пришла. - Вот и наша командировка.
- Причем, летом! - засмеялась она. - Помнишь, как ты меня спасал?
- Там, наверное, всякие ягоды растут. Сходим?
- Будут тебе ягодки! - пообещала она. Она молчала, как бы собираясь что-то сказать.
- Сережа...
- Что, моя хорошая? . .
- Сережа, я тебя очень люблю. И очень, очень хочу. Пусть у нас с тобой там все будет. Но только потом, ну, наверное, месяца через три... Словом, я, возможно, выйду замуж. Ты не против?
Сергей встал, поднял ее со стула и молча прижал к себе. Она приникла к нему, но тут же отстранилась:
- Не надо, войдут. Да и плакать начну.
- А как же твой Сашка?
- Вырос мой Сашка, как оказалось. Стал все понимать. Глядишь, скоро бабушкой стану.
- И я тебя люблю, родная. Ну, что же, если тебе будет так хорошо...
- Хорошо мне только с тобой. Но увы, ты уже занят. Но я так тебя люблю, что рада и тому, что мне достается. А Сашке моему отец нужен. Особенно сейчас.
- А что будем делать потом?
- Потом увидим потом.
Она сама обняла его:
- Поцелуешь меня, когда приедем? А туда тоже поцелуешь? - Аккуратно, накрашенными губами коснулась его губ и быстро вышла.
Вечером дома Сергей сказал Тане:
- Две новости, как всегда, хорошая и не очень. Хорошая: я теперь фактически главный инженер с его фактической зарплатой. Не очень: через неделю ехать в Беловодск на месяц, наводить порядок и искать нового директора.
- А ты сам не можешь управлять филиалом? Отсюда, на расстоянии?
- О, нет! Не дай Бог ими управлять!
- Ну, тогда езжай, - вздохнула Таня. - Что-то мы с тобой в этом году долго друг без друга.