Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

Он лежал щекой на ее животе, нежно поглаживая ее губки:
- Тань, а что, у тебя тут не растет?
Она рассмеялась:
- Глупый! Все растет, к сожалению. Я там брею. Это меня бабушка научила. Говорит, гигиенично и милому понравится. Милый, тебе нравится?
- А то! Красиво - все видно, и поцеловать хочется.
- Ой, Сережка, как ты целуешь! Я чуть с ума не сошла!
Сереге было невыразимо приятно.
Теперь они встречались почти каждый вечер. Однажды Таня сказала ему:
- Все, Сережка. Презервативы можешь выбросить. Я была у врача и мне подобрали таблетки. Я их уже пью.
- Ура! Попробуем?
Они попробовали три раза, все получилось прекрасно. Теперь она не теряла возбуждения, ожидая, когда он наденет эту штучку. А Сереге нравилось голым членом проводить между ее губок, подразнивая и не давая ей надеться на него. Когда же она от возбуждения впивалась в него ногтями, он всаживал ей медленно, глубоко - до самого дна, и тут уже шла работа! Он то ускорял движения, то замедлял, то входил в нее самым кончиком, чуть-чуть, то задвигал по самые помидоры. После третьего раза она даже расплакалась, упав ему на грудь.
Несмотря на частые вечерние встречи, днем они подолгу вместе занимались, в основном в институтской библиотеке, потому что дома выдержать соблазна было практически невозможно. Первую сессию сдали очень хорошо, без каких-либо проблем, на курсе их уже заметили: студенты - как видную постоянную парочку, преподаватели - как серьезных, старательных студентов.
Наступил май, предсессионная пора. Серега с Таней шли не спеша из института, когда его вдруг окликнул знакомый голос:
- Сережа!
Сергей обернулся и увидел улыбающуюся Верочку, держащую под руку старлея-десантника. Старлей был высоким, крепким, его острые загорелые скулы плотно обтягивала кожа. Он внимательно и с некоторым подозрением смотрел на Сергея.
- Сережа, привет! Познакомься - мой муж Юра! Юрик, а это Сережа.
Сергей ответил:
- Привет, Вера. А это - моя невеста, Таня.
Подозрительный взгляд старлея Юрика сменился на дружеский, он крепко пожал Сереге руку и немного задержал в своей:
- Будем дружить семьями!
Верочка прижималась к мужу, улыбаясь, в ее ласковых глазах было такое, от чего в сердце что-то дрогнуло. Он усилием воли отогнал это что-то, так же крепко ответил на рукопожатие:
- Обязательно будем! - и обернулся к Тане. Таня тоже улыбалась, но в ее улыбке было что-то загадочное. Серега сделал вид, что ничего не замечает и обнял ее за плечи, мол, вот вас двое, а вот нас двое - и все в порядке, дружить, так дружить.

4.

Пошло три года. Сергей с Таней поженились, они теперь учились на третьем курсе. Танины родители опять уехали на три года в авторский надзор на далекую стройку и они жили у Тани. Серегина мама вдруг вышла замуж, у него появился отчим. Он был хороший мужик и нравился Сереге, хотя относиться к нему как к отцу он не мог. С Таней они жили очень хорошо, Сергей любил ее все больше, они были все время вместе - и в институте, и на отдыхе, у друзей в гостях, ездили прошлым летом к Таниной бабушке. Они уже планировали обзавестись ребенком - как только защитят дипломы.
Была поздняя весна. Сергей шел к однокурснику, вместе с которым они делали курсовую. Через неделю курсовую нужно было защищать, а у них было еще много работы. Он задумался, и когда завернул за угол, чуть не сшиб какую-то девушку. Он поднял голову чтобы извиниться - и сердце вдруг отчетливо стукнуло:
- Верочка!
Он не видел ее с той самой встречи. Она немножко пополнела, но была все так же хороша, и все так же были глубоки и ласковы ее карие глаза:
- Сережка!
Они радостно обнялись и расцеловались. Он помнил вкус этих губ и волнующее прикосновение ее груди. Неужели это никогда не забыть, даже теперь, когда у него есть Таня?
Она взяла его под руку и они пошли вместе.
- Как живешь, Сереженька? Ты по-прежнему с Таней?
- Да, мы уже поженились. А у тебя по-прежнему старлей Юрик?
- Уже капитан. Значит, я уже - майор!
- Получается командовать?
- Да нет, я и не пытаюсь.
- Ты счастлива, Верочка?
- Да, Сереженька, он меня очень любит, мне с ним хорошо. А у вас с Таней как?
- У нас тоже все хорошо. Мы все время вместе. Я себя уже и не представляю без нее.
Они шли рядом, она держала его под руку и его рука касалась ее груди. Он уже был не в состоянии с собой бороться, взял ее ладонь в одну руку и ласково накрыл другой. Она только теснее прижалась к нему и тут же отстранилась, боясь, что увидят:
- Сережка, что это? ...
- Не знаю. Знаю одно: если мы с тобой сейчас не встретимся, то потом об этом будем жалеть всю жизнь.
- А как же Юрик и Таня?
- Мы им не скажем.
- Милый, ведь нельзя...
- Если нельзя, но очень хочется, то можно!
Верочка отпустила его руку, прошла немного и беспечным тоном сказала:
- А я, кстати, здесь рядом живу. Давай, зайдем - угощу чаем! - лукаво посмотрела на Сергея и рассмеялась.
Они с Юриком снимали двухкомнатную квартирку.
- Иди мой руки, можешь умыться, а я сейчас поставлю чайник.
Сергей пошел в ванну, снял рубаху и вымылся, потом спустил трусы и вымыл там. Когда он одетый вышел из ванны, на столе уже стояли чайники и вазочки с конфетами.
- Садись, пей чай, я сейчас. - она что-то взяла из шкафа и ушла в ванную. Там зашумела вода. Чай становился поперек горла, проглотить его было никак нельзя, конфет не хотелось. Наконец, шум воды прекратился и через некоторое время вышла Верочка, в халате. Судя по тому, как опустились ее груди, она была без лифчика. Сергей встал, подошел к ней и, как тогда, при первой встрече, подошел к ней, обнял и припал к ее губам. Распанув ее халатик он обнаружил, что на ней не было не только лифчика, но и трусиков.
- Ты предохраняешься? - прерывистым шопотом спросил он.
- Да, у меня - спираль, - засмеялась она. - Ты запомнил?
- На всю жизнь! - сказал он.
Он сначала сбросил с нее халат, затем снял с себя все одежки и бросил их в угол. Она присела на постель, увлекая его с собой, он повалил ее туда, целую ее раскрытый рот и лаская руками пышные груди с твердеющими сосками. Она счастливо закрыла глаза, он же перенес поцелуи на ее груди. После Танюшкиного первого размера Верочкина грудь не менее четвертого вызывала огромное удовольствие "имения вещи в руке". Он положил руку на ее пушистый лобок, который по сравнению с Танюшкиным же бритым тоже ощущался непривычно. Для того, чтобы пролезть дальше, пришлось пройти пальцем вдоль щелки снизу вверх, высвобождая губки от волосков. И вот уже вся вульва раскрылась, пылает и истекает соком. Он припал к ней губами, но было неудобно, и он лег головой ей между ног, ее ступни поставил себе на плечи и снова приник к ее щелке.
Губки ее были большими и пухлыми, он посасывал и лизал их поочередно, с радостью слушая ее стоны, а когда он прихватил губами и всосал одновременно и губки, и клитор, она застыла, затем оторвала его голову от себя, опрокинула его на спину и, как тогда, села на него верхом. От резких движений ее груди вздрагивали и перекатывались, он руками взвешивал их тяжесть. Она двигалась закрыв глаза то вверх-вниз, то вперед-назад, то и вовсе какими-то круговыми движениями. Когда он почувствовал скорое завершение, он сел, крепко прижал ее к себе и сам стал вгонять ей снизу вверх короткими, сильными толчками. Она сначала лежала на его плече, сжимая его в объятиях, затем прогнулась, откинулась, он рукой поднял ее грудь, впился губами в сосок, и вот она застонала - почти что закричала, сильно прижалась к нему бедрами и он стал в нее разряжаться короткими, сладостными толчками.
Когда он кончил, она слабо толкнула его рукой в грудь, он лег на спину, а она, не разгибая коленки и стараясь, чтобы его член не выскочил из нее, улеглась на него. Однако, член скоро все же выскочил, она уже свободно распрямилась и легла рядом, прижав к нему груди.
- Ну и как я тебе? - спросила она, улыбаясь.
- Так же, как тогда! Даже лучше!
Они немного полежали молча.
- Сережка, а чем я от нее отличаюсь?
- Многим.
- Ну не будь вредным, скажи!
- У тебя грудь гораздо больше.
- Это понятно, а вот здесь? - она положила его руку на свой лобок и немного раздвинула ноги.
- Ну, разве что тем, что она там бреется.
- Как, совсем?
- Вот здесь - совсем, - он погладил пальцами ее губки, - а вот здесь - немножко остается, прикрыв ладонью ее лобок сказал он.
- И как, тебе это нравится?
- Ну конечно, видно все, да и приятно.
- И лизать хорошо?
- И лизать хорошо.
- А где ты так научился лизать?
- Да нигде. С тобой вот, тогда.
- А ты не разучился?
- Хочешь доказательства?
- Очень...