Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Любимые женщины. Часть 7

5.

Прошло еще пятнадцать лет. У Сергея с Таней было уже двое детей, оба - мальчики, Санька и Олег. Старшему, Саньке, было девять лет, Олежке - четыре. Все друзья считали их семью счастливой, сами же они об этом не задумывались. Сергей работал начальником отдела в крупной фирме, занимавшейся изготовлением промышленных роботов. Таня тоже работала по специальности - в конструкторском бюро, разрабатывавшем какие-то хитрые вертолетные агрегаты. Они очень любили и детей, и друг друга. Но дважды за эти годы Сергей все-таки "сходил налево".
В первый раз это произошло четыре года назад. Сергею тогда дали повышение. У него появился собственный кабинетик - комнатка с рабочим столом, креслом, шкафом и небольшим кожаным диваном. Вскоре после этого на работе устроили корпоративную вечеринку. Сергей, как всегда, пил мало, больше разглядывал собравшуюся компанию. Молодые женщины из бухгалтерии хорошо подвыпили и вовсю отплясывали. Внимание Сергея привлекла Катя, полненькая дама в коротенькой юбке. Она была изрядно навеселе, Сергей понял, что тоже привлек ее внимание - судя по ее кокетливым взглядам. Она лихо плясала под веселую музыку и как-то по-особенному подбрасывала вверх свою пышную попу.
Спокойно смотреть на эту попу было свыше всяких сил. Ему вдруг страстно захотелось поставить ее раком, оголить эту роскошную задницу и хорошенько под нее всадить. После ее очередного взгляда он не выдержал. Проблема была в том, что он уже много лет не носил с собой презервативов - кроме Танюшки у него никого другого не было. Нужно было что-то придумать. Похоже, попросить презерватив было лучше всего у Поликарпова, холостого мужика, работавшего в их фирме системным администратором. Он нашел его в помещении компьютерщиков, тот сидел за компьютером и отбивался от ракет и радаров советской ПВО за штурвалом самолета F-15 над Кольским полуостровом. Перед ним стояли три пустых и две полных бутылки пива.
- Слушай, Поликарпов, выручи, дай презерватив! Тебе все равно он сейчас не нужен!
Поликарпов вскинул брови под очками и, не прерывая своего занятия, ответил:
- Презерватив - не проблема. Однако, я вначале должен знать, для чего он нужен тебе. И попробую выяснить это сам, логически.
- Ну ты мыслитель! Спиноза! Давай! - восхищенно сказал Сергей.
- А логика проста. Наверняка, он нужен тебе не для того, чтобы трахнуть какую-то подвыпившую бабу. Это слишком мелко для такого преуспевающего интеллигента, как ты. Я прав?
- На все сто!
- Ну вот. Я так же с негодованием отметаю мысль, что ты будешь надувать его вместо воздушного шарика. Ты ведь не ребенок. Я опять прав?
- Да твои рассуждения прямо как теорема из матанализа! Фихтенгольц отдыхает!
- Нет, логичнее. Логика Фихтенгольца - формальная, а моя - диалектическая. Так вот, остается следующее. Скорее всего, ты хочешь набрать в него воды и с пятого этажа сбросить на голову какому-нибудь идиоту, праздно шатающемуся под окнами нашего здания. Для этих целей ты, конечно же, получишь у меня презерватив! Только смотри, не промахнись!
- Поликарпов, я тебя не подведу. Не промахнусь! - пообещал Сергей, пряча в пиджак заветный пакетик.
Он вошел в зал как раз вовремя. Быстрая музыка сменилась медленной, он встретился взглядом с Катей и пригласил ее на танец. Они прижались друг к другу теснее, чем того требовали приличия, но на них никто не обратил внимания - все разбились по парочкам и тоже зажимались в танце. Кто-то вдруг выключил свет и помещение освещалось только светом фонарей с улицы. Сергей плотно прижал Катю к себе. Она прижалась к нему бедрами, животом, своей большой грудью, он сначала запустил ей руку по спине под кофточку снизу, до лифчика, а потом продвинул другую руку за юбку, под трусики, в самую ложбинку, лаская то одну, то вторую ягодицу. Она дышала, касаясь его губ своими. Перед концом танца он крепко прижал ее к себе и прошептал на ухо:
- Я сейчас пойду в свой кабинет. Знаешь, где это? Четыреста шестая. Приходи минут через пять, дверь будет открыта. Придешь?
- Приду! - шепнула она.
- Я уже тебя жду!
Она действительно пришла через пять минут, Сергей запер дверь и они накинулись друг на друга. Прежде всего он снял с нее юбку, затем трусы и расстегнул ее кофточку. Она за это время расстегнула его брюки, они упали и пришлось снимать из через туфли. Наконец, ее попа была в его руках. Правда, теперь она выглядела как-то не так. Под юбкой она казалась пышной, теперь же - просто жирной, с характерными бугорками на коже ягодиц и бедер. Он прижался к ней сзади стоящим членом, вытащил из лифчика ее груди, лаская руками то соски, то пушистый лобок. Когда терпеть стало невмоготу, он шепнул ей:
- Стань на диван на колени!
Она стала на колени на мягкий диван, уперлась руками в спинку и выгнулась, расставив ноги и выставив зад. Сергей быстро надел презерватив и задвинул ей сзади в мокрую щель.
Когда он кончил, бросив презерватив в урну, она еще некоторое время стояла в той же позе, затем одела трусы и юбку, застегнулась, чмокнула Сергея:
- Пока, милый!
Сергей посидел еще немного на стуле, а затем, не заходя в зал, пошел домой.
На другой день Катя забежала к нему в кабинет:
- Сергей Васильевич, к вам можно?
Он кивнул, она закрыла за собой дверь и, покраснев, прошептала:
- Сергей Васильевич, умоляю: вчера был презерватив?
- Был, Катюша, успокойся, все в порядке.
- Сергей Васильевич, вы - прелесть! - она радостно чмокнула его в губы и убежала.
После этого при встречах Катя старалась избегать разговоров, да и ему уже не хотелось хоть как-то продолжить связь. На этом приключение и закончилось

Второй случай был этой зимой. Сергея вызвал шеф. Их организация имела в Беловодске филиал, небольшую дочернюю фирму, выпускавшую управляющие блоки для некоторых их изделий. Эти блоки, кроме электроники, имели еще и довольно сложную механическую часть. Время от времени от клиентов шли претензии на них и всегда по причине выхода из строя механики. Непонятным было то, что достаточно серьезные испытания не выявляли никаких дефектов конструкции. Претензий было немного, но они грозили репутации фирмы. Шеф дал ему задание разобраться в причинах дефектов.
- Сережа, я даю тебе диктаторские полномочия. Езжай туда и выясни, в чем дело. Все твои указания будут неукоснительно исполняться. Возьми с собой Проскурякову из технического отдела, она, хотя и мымра, но баба толковая, посади ее за бумаги, а сам пройдись по всем рабочим местам. По всем! Проверяйте все. Будьте там столько, сколько нужно. Мне необходимо знать причину, иначе мы на этом деле можем вылететь в трубу.
Сергею было лестно, что ему дали такое поручение. С Проскуряковой он был немного знаком, она была чуть моложе его, миловидная, но было в ее взгляде что-то такое, что с ней не хотелось иметь даже самого простого служебного флирта, не то, что каких-то там отношения. Он знал, что ее зовут Людмила Ивановна.
До места они добирались поездом. В поезде она была совсем не такой - мило улыбалась, охотно поддерживала разговор, угощала Сергея своими пирожками. Ехали они почти сутки, в Беловодск прибыли под вечер. Было очень холодно, был мороз и дул сильный холодный ветер, от которого негде было укрыться. Им нужно было ехать автобусом в какой-то пригород, автобуса все не было, они прождали его почти сорок минут. Сергей продрог сам и видел, что она тоже сильно мерзнет. Ему хотелось расстегнуть свое пальто и укрыть ее, тесно к ней прижавшись, но он не осмелился. Наконец, пришел автобус, в нем было несколько теплее, по крайней мере, не было ветра. Автобус долго трясся по плохой дороге, были свободные места, но они не хотели садиться - так было холодно.
Их определили в двухкомнатный коттедж в поселке академического института, пустовавшем по случаю зимы. Когда они пришли в коттедж, оказалось, что там очень уютно, но тоже сильно холодно. Сергей из дому взял с собой на всякий случай бутылку водки и решил предложить Людмиле немножко выпить за ужином, чтобы хоть как-то согреться. Он разложил вещи в своей комнате, заставил себя умыться, из крана горячей воды текла вода чуть теплая. Растерся махровым полотенцем и пошел к Людмиле договариваться насчет ужина.
Увидев ее, он даже испугался. Она в халате сидела на постели, укрыв ноги одеялом, и дрожала от холода, силясь ему улыбнуться синими дрожащими губами.
- Та-ак, понятно. Я сейчас! - сказал Сергей, пошел в свою комнату и вернулся, свинчивая пробку с водочной бутылки. Он сдернул с нее одеяло и решительно приказал:
- Снимай колготки!
Она, несмотря на холод, послушно стащила их закоченелыми пальцами.
- Ложись на живот!
Он быстро налил водку в ладони и растер ей сначала ступни, затем икры. Чуть поколебавшись, решительным движением поднял подол ее халата выше пояса, так же быстро растер ноги выше коленей и ягодицы, запуская руки снизу под трусики и избегая прикосновения в ложбинке. Она лежала молча и не протестовала.
- Быстро на спину!
Она перевернулась, он откинул полы ее халата и растер ее голени и бедра, после чего прикрыл их халатом и укутал одеялом. Снова налил водку в ладони, расстегнул ей верхнюю пуговицу и растер грудь. Она была без лифчика, но он старался растирать грудную клетку и плечи, только лишь слегка заходя на подножия холмиков грудей. Закончив, укрыл ее, сходил в свою комнату, взял одеяло со своей постели, принес и укутал ее двумя одеялами по горло.
- Ну ты как? - спросил он ее через минуту.
- Я согрелась. Я генерирую тепло, как печка - засмеялась она. - Спасибо, Сережа.
И, помолчав, спросила:
- Там у тебя в бутылке хоть что-то осталось?
Они немножко выпили и поужинали. От выпитой водки она согрелась совсем. Сергей заварил чаю, вскипятив воду в чашках кипятильником. После ужина она откинулась на подушку и сказала:
- Учти: одеяло я тебе не отдам. Придется тебе спать со мной.
Сергей обнял ее за плечи и поцеловал. Она улыбнулась и шепнула:
- Ну иди же скорее, согрей меня, а то замерзну прямо сейчас! Только свет выключи.
Он выключил свет, быстро разделся и залез к ней под одеяло. Она зашевелилась, стаскивая с себя трусики и лифчик, не снимая халата. Он тоже стащил трусы и лег на нее сверху, расстегнув пуговички халата.
- Какой ты тепленький! - счастливо прошептала она.
- Ты предохраняешься? - спросил он
- Да!
Она натянула ему на спину все одеяла и чуть раздвинула ноги, его напряженный член основанием лег как раз между ее губок. Он начал ее целовать, положив ладони ей на груди. Они целовались все жарче и жарче, он только слегка водил членом между ее губок, да пальцами ласкал ее соски, она дышала все тяжелее и прерывистее, наконец, не в силах сказать ни слова, положила ладони ему на ягодицы, стала прижимать их к себе и широко раскинула ноги. Он чуть приподнял бедра и его пылающий член без помощи рук легко нашел дорогу в ее мокрую горячую дырочку. Первым же движением он вдвинул ей как можно глубже, она вся подалась ему навстречу с радостным стоном.
Он начал движения, каждый раз входя в нее на всю глубину и при этом делая еще несколько маленьких движений, как бы пытаясь пропихнуться еще глубже. Она стонала все громче и все сильнее прижимала его к себе. Наконец, ее дыхание перехватило, она смогла выдавить из себя только какой-то писк, стенки ее вагины стали периодически сокращаться и Сергей тоже стал бурно кончать, рыча сквозь стиснутые зубы. Их схватка продолжалась, наверное, недолго, но они вымотались так, как будто это длилось по крайней мере час. Они еще немного поцеловались, не разнимаясь, потом она опустила ноги и Сергей лег рядом.
Она прижалась к нему голой горячей грудью, взъерошила ему волосы: